Основатель школы иностранных языков Денис Рунов: Нужно учиться у природы

denis urnov fotoЯзыковая школа Denis’ School, филиалы которой работают в крупных городах России и за рубежом, известна нашим читателям в основном по рекламе. Хотя в последние годы эта школа стала одним из лидеров на рынке курсов английского языка, мало кто знает о ее создателе — психологе Денисе Рунове, живущем в Санкт-Петербурге, — и о разработанной им новой идеологии обучения. На вопросы нашего корреспондента отвечает основатель Denis’ School Денис РУНОВ.

— Читая рекламные объявления, трудно догадаться, что Denis’ School названа по имени ее основателя.
— Называть учебные заведения по имени основателя и автора — питерская традиция. В городе, например, есть школа «Петершуле».
— Вы стали создавать собственную методику, когда вам было двадцать с небольшим лет. Вас в детстве считали вундеркиндом?
— Вовсе нет. Просто в начале 90-х годов, преподавая английский язык, я задумался о принципах его изучения. Поскольку я уже тогда специализировался в области когнитивной психологии — выяснял, как человек познает, анализирует и думает, — передо мной встал вопрос:
каким образом носитель языка принимает решения об использовании в речи тех или иных грамматических форм? Ведь совершенно ясно, что в доли секунды, необходимые для принятия решения, мозг не может оперировать полным объемом правил. Была разработана процедура, с помощью которой фактически можно «остановить мгновенье». Выяснилось, что при выборе грамматической формы в сознании носителя языка срабатывает логический механизм.
— Но ведь человек этого не осознает.
— Совершенно верно, но эти логические операции вполне конкретны. Мы попробовали их выявить и описать. Ведь язык — это система кодирования, которая распознает различные виды информации и представляет их в виде символов. Существует алгоритм, который переводит информацию в коды и наоборот. В традиционном подходе к обучению язык — это черный ящик, который необходимо описывать с помощью грамматических правил. Я захотел понять, что находится внутри ящика. Оказалось, что его содержимое гораздо меньше по объему, чем принятая система описания, и значительно удобнее для использования.
— Вы это доказали экспериментально?
— Конечно. Первые эксперименты проводились в домашних условиях со знакомыми иностранцами. Эксперименты включали в себя только вопросы, задача которых — выявление ассоциаций. Результаты показали, что, например, вместо известных нам сотен правил, которые отвечают за времена английских глаголов, в сознании носителя языка есть три понятия, которые свободно взаимодействуют между собой и создают грамматическую картину. Аналогия — три шестигранных кубика. Если их бросать на стол, всякий раз будут выпадать различные комбинации граней. Традиционный подход учит: опишите все возможные варианты расположения кубиков на столе. Мы считаем, что мозг работает намного рациональнее: в нем отдельно содержатся понятие о трех кубиках и понятие о шести гранях, поэтому в каждом конкретном случае он мгновенно «выкладывает на стол» нужную комбинацию. Все грамматические единицы в любом языке выстроены в очень логично организованную систему — алгоритм. В сознании наших слушателей, усваивающих грамматические конструкции, такой алгоритм формируется. Например, система времен английского языка легко изображается с помощью схемы, которая приводится в наших учебниках и дает полную информационную картину. С одной стороны, действия происходят в прошлом, настоящем и будущем. С другой стороны, есть разновидности действий — неопределенное, продолженное (способ показать фрагмент действия) и совершенное (произошедшее до определенного момента). Вообще, на грамматическом уровне в речи нет никаких излишеств. Если вы изучаете язык и не понимаете, зачем нужна та или иная форма, — а в большинстве случаев именно так и происходит, — значит, система обучения построена неверно. Язык настолько рационально устроен и настолько отточен за столетия, что каждый его элемент необходим.
—А как быть с согласованием времен?
— Здесь тоже все очень просто. Как действия располагаются относительно друг друга? Они могут быть последовательными или параллельными. Мозг носителя языка оперирует этой информацией и соотносит их с каждой конкретной ситуацией. Так поступают и наши слушатели, поэтому даже в самых запутанных предложениях ошибок не возникает.
— Один из камней преткновения в английском языке — использование артикля.
— Классические учебники английского языка излагают довольно много разных правил:
упоминание объекта, ссылка на известное, дополнительная конкретизация… Мы же предлагаем всего один принцип выбора артикля. Этот принцип заменяет практически все правила, большинство из которых, кстати, не всегда срабатывают. На самом деле, достаточно заглянуть в мозг человека — в данном случае в мозг носителя языка, — и там можно найти ответ на вопрос, как происходит тот или иной выбор. Наша идеология состоит в том, что именно в этом виде информация доносится до слушателя.
— Эта идеология распространяется только на английский язык, который изучается в Denis’ School?
— На любые другие языки и вообще на любые учебные дисциплины. Мы разработали новую идеологию обучения. Я надеюсь, что эта идеология будет широко использоваться в XXI веке -веке высоких технологий.
— Как же использовать ее при изучении других предметов?
— Так же, как в случае с английским языком. Чтобы подготовить курс, мы приглашаем людей, которые уже овладели этой дисциплиной, выясняем, как они принимают решения, и вкладываем эту информацию в головы наших слушателей.
— Поясните на каком-нибудь примере.
— Возьмем биологию. Мы выписали задачи, которые решает биология: человек должен понимать структуру организма и идеологию его работы, владеть для этого определенным аналитическим аппаратом. Были приглашены серьезные ученые-биологи, и теперь мы занимаемся исследованием их мышления с помощью разработанных нами методов.
—Где можно изучать биологию по вашему методу?
— В ближайшее время мы начнем некоммерческий проект, в рамках которого школьники и абитуриенты смогут изучать биологию. Во-первых, мы уверены, что материал будет усваиваться гораздо проще. Во-вторых, мы надеемся, что, встретившись с ситуацией, в которой содержится «биологическая составляющая», человек, прошедший обучение по нашему курсу, моментально опознает ее и найдет весь необходимый для правильного решения «арсенал» в собственной памяти.
— Но вернемся к английскому языку. Лексику-то нельзя описать с помощью алгоритмов. Получается, здесь система не работает.
— Почему же? Традиционно лексика иностранного языка изучается переводным методом. Но ведь младенцу, который осваивает язык, не на что перевести слова, которые он впервые слышит. Он видит стол, потолок, стену, другие объекты в различных ситуациях. Память, как известно, сохраняет только то, что повторяется, — таким образом, формируется понятие о слове. Этот механизм нужно воспроизвести при обучении взрослых. Хотя бы потому, что иностранное слово и его эквивалент в родном языке в подавляющем большинстве случаев друг другу не соответствуют или соответствуют лишь отчасти.
— То есть?
— Например, английский глагол to get соответствует значениям десятков русских глаголов. Изучение этого слова через переводы приведет к тому, что вы будете знать только часть переводов, — значит, вы не в полной мере сможете использовать это слово. У традиционной модели изучения слов есть и другой недостаток. Мы должны понимать и воспроизводить информацию в доли секунды. Если человек при изучении слов использует переводной метод, то работа с информацией происходит на порядок медленнее, — ведь нужно постоянно переводить с родного языка на иностранный и наоборот. Вам, наверное, знаком эффект, когда вы едва успели понять первое слово, сказанное иностранцем, а он уже сказал две фразы. На начальных этапах изучения языка так происходит почти со всеми людьми.
— Как же нужно учить слова?
— Поскольку язык — естественный продукт эволюции, нужно воспроизводить нормальный природный процесс. Вообще, новая идеология обучения исходит из того, что никакой новой методики создавать не нужно. Мы учимся у природы, стараемся понять, что и как она делает, и передаем это нашим слушателям. Мы знаем, как ребенок усваивает слова и формирует понятийную базу, и пытаемся воспроизвести эти принципы при обучении взрослых. Например, изучается глагол to bring, который обычно переводят словом «приносить». Мы даем несколько предложений, в которых все слова, кроме этого глагола, известны. «По утрам секретарша приносит боссу чашку кофе», «ваш друг подвез вас домой», «вы подробно изложили мысль аудитории» и тд. В вашей голове не возникает перевода, но вы представляете себе, что глагол означает доставку чего-либо в какую-то точку Ваш мозг таким образом выполнил операцию, которую привык совершать с младенчества, — запомнил то, что повторялось. Это и есть значение глагола to bring. Когда я произношу это слово, вы вспоминаете не перевод, а идею, ассоциацию, — так, как это происходит в сознании носителя языка.
—А если человек пришел учиться «с нуля» и вообще не знает английских слов?
— В первой главе нашего курса человек изучает лексику по картинкам так, чтобы с помощью полученных слов можно было затем описать всю лексику языка. Набор лексики подбирался в ходе экспериментов, все примеры зачитывались носителям и русского, и английского языка. Потом мы проверяли, как они усвоили данные им понятия.
— Ваши слушатели имеют право пользоваться словарями? Ведь если они прочитают перевод, принцип обучения нарушится.
— После того, как вы поняли значение слова по нашей системе, впоследствии всегда можно проверить себя по словарю. Перевод уже не имеет значения, потому что вы его не запоминаете. Многие люди тяготеют к тому, чтобы начать с перевода, но мы с этим боремся. В нашей компьютерной версии курса перевод слова просто «не откроется» до тех пор, пока слушатель не прочитает примеры.
—Всем ли доступен ваш метод обучения языку?
— Если человек усвоил систему родного языка в возрасте от года до четырех, то иностранный язык ему также по силам (исключение — серьезные поражения мозга и дефекты памяти). Но это не значит, что мы берем на себя решение всех проблем. Наш слушатель должен иметь мотивацию к обучению, должен самостоятельно заниматься хотя бы по двадцать минут в день. Ну и, конечно же, он должен присутствовать на каждом занятии. Мы говорим нашим слушателям, что наука многое сделала для того, чтобы рационализировать каждое их усилие. Так, для изучения лексики мы используем не только технологию прямого ассоциирования, но и систему поддержки памяти. Все необходимые лексические единицы, записанные на карточках, наш слушатель повторяет семь раз по специальной схеме в течение трех месяцев. Схема разработана на основе «кривой памяти», динамики забывания и прочих научных теорий, проверенных экспериментально. Мы распределили моменты повторения таким образом, что при небольших затратах времени слова запоминаются на максимально длительный период. Ну а если по окончании курса слушатель хотя бы в некоторой степени будет использовать язык, то он сохранится в памяти на всю жизнь.
—А как повторять грамматику?
— Для грамматики разработана аналогичная система поддержки памяти. Изученная тема несколько раз повторяется в упражнениях, языковых играх и других видах занятий.
— За какой срок Denis’ School берется обучить английскому языку?
— Базовый и продвинутый курсы рассчитаны соответственно на 140 и 90 учебных часов -от семи до девяти месяцев интенсивных занятий. По результатам обучения можно сдать TOEFL или экзамен на Первый Кембриджский сертификат. За время базового курса человек изучает 1500 лексических единиц, грамматическую базу языка и получает ключевые разговорные навыки. Продвинутый курс — это расширение лексического запаса до 3200 единиц, усвоение норм иностранной речи:
люди учатся выражать просьбы, говорить комплименты и тд. Продвинутый курс полностью ведется на английском языке.
— Многие языковые школы стараются сделать так, чтобы человеку было интересно и даже весело учиться. Есть ли такой элемент в вашей системе?
— Это обязательное условие. Наш курс включает в себя более тысячи игр. Их задача — вызвать у человека интерес, который, естественно, повышает запоминаемость. На уроке игры сменяют друг друга едва ли не каждые пять минут. Вообще, каждый элемент урока заранее спланирован, рассчитан и апробирован, хотя ученики об этом, как правило, не догадываются. Преподаватель на уроке может
«блеснуть» знанием оригинальных цитат и афоризмов, заготовленных заранее. Например, при изучении «герундия» — произнести афоризм Оскара Уайльда «Nothing worth knowing can be taught» («Ничему, достойному того, чтобы знать, нельзя научить»).
— Приведите примеры языковых игр.
— Например, карточные игры. На уроках мы играем в «преферанс», «дурака» и даже в «пьяницу». «Пьяница» хорош для отработки глаголов, которые согласуются с инфинитивом или с герундием. Половина колоды — начала фраз (I want, I try и тд.), другая половина — их окончания с инфинитивом или герундием. Задача игроков — избавиться от карт, «поймав» как можно больше совпадений. Выбирая ту или иную форму в зависимости от глагола, слушатели «отыгрывают» одну колоду за несколько минут.
— Поделитесь другими секретами метода.
— Для того чтобы слушателям было проще запоминать языковые формы, мы используем жанр литературного эссе в наших учебниках. Это стоило нам немалых усилий. Преобразовать грамматическое построение в литературный образ — задача не из легких. Например, довольно сложная форма «Будущее в прошедшем» легко воспринимается в сравнении с «прогнозом погоды в старом номере газеты».
— Какую подготовку проходят преподаватели Denis’ School?
— Первые преподаватели учились у меня, новых сотрудников школ в различных городах России и за рубежом обучают коллеги, имеющие большой опыт работы. Некоторым преподавателям-филологам сложно работать по нашей модели, — ведь не все гуманитарии легко воспринимают логические построения. А вот, например, физик или биолог, прекрасно владеющий языком, мог бы преподавать у нас весьма успешно. Обучая наших преподавателей, мы используем элементы психотренинга, — учитель должен понимать, что происходит в голове его ученика.
— В планы вашей школы входит обучение другим иностранным языкам?
— В Denis’ School заканчивается разработка программы обучения иностранцев русскому языку. В ближайшие месяцы начнется обучение немецкому языку, но для этого будет создана уже новая школа, работающая по системе Дениса Рунова.
— Можно ли назвать ваш метод коммуникативным?
— Да, разговорная практика в базовом курсе занимает до 85 процентов времени. Люди говорят даже на первом этапе, когда словарный запас минимален. Допустим, вы знаете глаголы to be и to have и набор существительных и прилагательных. Что можно сказать? Почти ничего. Но если человеку предложить составить несколько высказываний об образовании, о семье, о детях и т.д., он за несколько минут скажет о себе до пятидесяти фраз, и это будет грамотная речь. Нет смысла посвящать целый курс преодолению языкового барьера — эту задачу можно выполнить в течение нескольких занятий. Темы разговоров должны быть столь важными и интересными для слушателя, чтобы он забывал, на каком языке общается. При обсуждении тем используются элементы психотренингов, что дает возможность нашим выпускникам более раскованно чувствовать себя и в общении, и в жизни. Вообще же, психотренинги — это еще одно направление нашей работы, которое мы планируем развивать в ближайшее время. Тренинга по нашей методике будут проводиться различными образовательными компаниями.
— В чем суть ваших психотренингом?
— В оптимизации общения. Как сделать, чтобы человеку было максимально комфортно с вами общаться? Как научиться сообщать собеседнику, что он не прав, не вызывая отрицательную реакцию? Как максимально эффективно предложить взаимовыгодное решение? Как подать информацию, чтобы она максимально долго сохранялась в памяти? Мы разработали базовый тренинг оптимизации коммуникаций, на основе которого можно делать тренинги по продажам, тренинги для внутрикорпоративного общения, для межполового общения, для преподавателей, наконец.
— В чаи секрет успеха Denis’School В отличие от Наталъи Бонк, Игоря Шехтера и Галины Китайгородской ваше имя неизвестно в академических кругах, к тому же вы очень молоды.
— Молодость – не порок. К тому же этот «недостаток» с возрастом пройдет сам собой. Что касается «известности или неизвестности в академических кругах», на мой взгляд, не стоит придавать этому слишком большое значение. Одним из самых важных критериев проверки теории в науке, в том числе и нашей новой идеологии обучения, является результат, который отчетливо наблюдается и статистически обрабатывается. Именно с помощью этого критерия я и стараюсь в первую очередь оценивать свою работу.

Похожие записи

Добавить комментарий