Ночлег и питание в Англии Бед-энд-брекфаст

Bed & BreakfastКак дома

“Бед-энд-брекфаст” – “Ночлег и завтрак” – такое объявление, которое можно увидеть по всей Британии, означает, что здесь сдают комнаты в частном доме на сутки или больше. За последние годы уровень обслуживания в таких домах заметно улучшился, и отпускники и путешественники, вроде Эрика Джейкобса, обнаруживают, что душевное гостеприимство людей, сдающих комнаты, гораздо приятнее, чем то безличное отношение, с которым сталкиваются постояльцы отелей.

Как только я въехал на подъездную дорожку, в прихожей дома – импозантного дома приходского священника XVIII века – зажегся свет, и не успел я выбраться из машины, как леди Хоули уже вышла на крыльцо меня встретить.” Она повела меня через прихожую и вверх по лестнице, а потом по коридору. – “Вот ваша комната, – сказала она. – Может, вы выпьете вместе с нами? Так минут через пятнадцать?” Я осмотрел комнату и ванную: это было как раз то, что мне нужно – система Бед-энд-брекфаст начинала мне нравится.

Слава Богу, я не забыл взять пиджак и галстук. Я надел их и спустился вниз. Мы уселись около камина в гостиной, обрамленной книжными полками, и заговорили друг с другом, как старые друзья. Однако я вовсе не был другом сэра Доналда – бывшего британского высокого комиссара в Малайзии, или его жены. Я был всего лишь постояльцем в их загородном доме на юго-западе Англии, в котором он, как многие в наши дни, начал сдавать проезжим комнаты для ночлега и завтрака включивщись в Бед-энд-брекфаст.

Когда-то одна лишь лишь мысль о том, чтобы остановиться не в гостинице, а в частном доме приводила меня, с моим пристрастием к комфорту, в совершеннейший ужас. Для меня это ассоциировалось с неудобным и негостеприимным пансионом где-нибудь на морском побережье, где кормили ужасно, где можно было стоять в очереди в туалет и где хозяйка была не радушнее коменданта концлагеря. В связи со своей журналистской работой мне приходилось много ездить по стране, и я слишком хорошо знал заведения такого рода.

Лишь по счастливой случайности я однажды обнаружил, что бывает и иначе. Я собирался отправиться брать интервью в другой конец страны, и человек, к которому я ехал, предложил заранее снять мне комнату на ночь. Когда я обнаружил, что он имел в виду “бед-энд-брекфаст“, было уже поздно что-то менять. Кошмар! Однако как я ошибся! Оказалось, что дом, в котором мне заказали комнату, был вовсе не ветхой развалюхой, где осыпается штукатурка и пахнет кошками. Это было красивое и светлое жилище.

Владельцем дома был бывший служащий из Сити, ушедший на пенсию, но продолжавший работать внештатно. Мы засиделись до глубокой ночи, попивая его виски. Утром мне был подан гигантский завтрак, а потом я около часа гулял по пышному, совершенно роскошному саду. Запросили с меня очень умеренно, и хозяйка, вручая мне счет, выглядела очень смущенно, как будто было что-то неприличное в том, чтобы брать с человека деньги за то, что он составил компанию хозяевам дома.

За одну ночь я стал новообращенным. “Бед-энд-брекфаст” больше не был для меня жупелом. Он стал для меня лучшим местом, где можно остановиться в пути, кроме разве что самых роскошных отелей. Прежде всего, провести ночь в частном доме – гораздо дешевле, чем в любом заведении, которое именует себя гостиницей. Однако дешевизна – это не единственное достоинство. В наши дни многие отели принадлежат крупным компаниям, и эти отели похожи один на другой, как две капли воды.

Бед-энд-брекфаст” – это прежде всего жилище его владельца, а уже во вторую очередь – коммерческое предприятие. Многие из лучших таких домов принадлежат людям, для которых сдача комнат – это побочное занятие, почти хобби. Нередко все начинается с того, что кто-то из членов семьи владельца говорит: “Нам нужно перекрыть крышу, но где взять на это деньги?” Или: “Времена сейчас трудные, и заработка – или – пенсии перестало хватать на жизнь.” Или еще того проще: “Дети выросли и разъехались, и вот мы остались в этом доме одни; так почему бы нам не иметь иногда по вечерам гостей, а заодно и немного подзаработать?”

У сэра Доналда и леди Хоули – четверо взрослых детей; все они не женаты и часто приезжают навестить родителей. Великосветская дипломатическая жизнь не вскружила голову Рут Хоули: она осталась хорошей хозяйкой, умеющей вкусно готовить. И ей, и ее мужу явно приятно принимать отпускников и путешественников – таких, как я.
Теперь, когда мне случается ездить по стране, я специально стараюсь как можно больше останавливаться в частных домах. Недавно я ездил по журналистскому заданию в Кент – графство на юго-востоке Англии; и там я остановился на ночь в особняке XVII века, принадлежащем Дженифер и Драмонду Рэндалам. Как они рассказывали, сначала они стали сдавать комнаты просто потому, что Дженифер это было интересно, но когда недавно Драмонд ушел на покой, а его пенсия оказалась меньше, чем он ожидал, из-за сокращения доходов в его металлопрокатном бизнесе, – дополнительный доход от сдачи комнат по принципу Бед-энд-брекфаст очень даже пригодился.

В доме Рэндалов – три уютных двойных номера, и ужин сервируется на длинном столе перед большим узорчатым камином, в котором, когда я там был, бушевал огонь. В доме Рэндалов – такая романтическая атмосфера старинности, что порой там даже проводят свой медовый месяц молодожены. Это не значит, что там нет современных удобств – они есть, в том числе, плавательный бассейн. “Дополнительный заработок, конечно, не вредит, – говорит Драмонд, – но мы бы все-таки не стали сдавать комнаты, если бы это нам не доставляло удовольствия. Нам нравиться принимать у себя гостей, и приятно, когда они приезжают снова: это значит, что мы все делаем как надо”.

В “Холмиде” участнике Бед-энд-брекфаст  главный предмет гордости – это завтрак: хозяйка дома Полин Стаф утверждает, что меню на завтрак у нее – самое длинное в стране, и в доказательство она демонстрирует премию, полученную ею от местного управления по туризму. Это меню занимает несколько страниц, и в нем больше 20 блюд, в том числе несколько сортов местного козьего и овечьего сыра. Брайен Стаф – владелец собственного бюро путешествий, где его жена работала секретаршей, но в конце концов она ушла с работы, чтобы полностью посвятить себя обслуживанию своих постояльцев.

Двое детей Стафов с ними не живут, и супругам нравится принимать у себя гостей, не говоря уже о том, что это к тому же еще и приносит доход. Миссис Стаф говорит: “Когда я слышу, что люди, которые у нас останавливались, смеются и весело болтают или даже устраивают вечеринку, я думаю: “А! Значит дело у меня спорится!” Энн Хобли из города Нортлича в Глостершире – в западной Англии – начала сдавать комнаты по системе *ночлег и завтрак*-Бед-энд-брекфаст, когда после развода с мужем, с которым она прожила 33 года, ей пришлось искать свой собственный путь в жизни и собственный источник заработка. Она очень приветливо встретила меня в “Проспект-Коттедже” – Так называется ее дом в Котсуолдских холмах, который она решила купить по двум причинам: во-первых, это район, где всегда полным-полно туристов, а во-вторых отсюда неподалеку живут ее сын и дочь.

Ее сын – по профессии инженер строитель – тщательно реставрировал весь интерьер ее дома XVII века, позаботившись сохранить старинные стропила и каменную резьбу, дабы воссоздать подлинную историческую атмосферу прошлого. Миссис Хобли вроде бы идеально вошла в свою новую роль, потому что, по ее словам, она “одно из тех странных существ, которые любят работать по дому, стряпать еду и принимать гостей”. Настолько идеально, что всего лишь через три года после того, как она начала сдавать комнаты, Британское управление по туризму наградило ее премией “За лучший бед-энд-брекфаст года”. Она сожалеет о том, что не начала заниматься этим делом раньше. Она могла бы также получить премию за лучшую интуицию, позволяющую ей угадывать, что за люди ее постояльцы. После того, как я у нее впервые остановился, миссис Хобли, как она мне призналась несколько недель спустя, сразу же записала у себя в дневнике: “Должно быть, журналист”.

В Девоне, на юго-западе Англии, мне довелось остановиться на ферме под названием “Берри-Фарм”, владелец которой Редж Николс имеет 280 га земли, используемой под пашню и под пастбища для коров и овец; его жена Джералдин занимается приемом постояльцев и воспитанием троих детей. Их просторный дом XIX века – это настоящий фермерский дом, к которому прилегает покрытый грязью двор, что еще больше способствует созданию неофициальной, подлинно домашней атмосферы.
А атмосфера – это главное для “бед-энд-брекфаст“. Хозяин дома, который может быть кем угодно – от инженера, танцовщика или дипломата до школьного учителя или фермера, – почти всегда дома и готов с вами вместе выпить и закусить – или, по крайней мере, составить вам компанию. Скорее всего, именно поэтому они и начали сдавать комнаты.

Останавливаться в домах Бед-энд-брекфаст – это, по-моему, лучший способ приоткрыть завесу уединенности, за которой многие британцы прячут от глаз людских свою личную жизнь. В Британии легко познакомиться с достопримечательностями, но с местными людьми – гораздо труднее. Они поговорят с вами вежливо в пабе или в магазине, но их сдержанность не позволяет сблизиться с ними по-настоящему. Но если вы оказываетесь у них дома, они раскрываются, и тут завязывается настоящий разговор. Я теперь редко останавливаюсь в гостиницах, когда путешествую. И когда мне все-таки приходится остановиться в гостинице, у меня возникает чувство, что я что-то упускаю. Мне всегда хочется посидеть с кем-то в гостиной в доме, притаившемся в конце деревенской улочки: так можно познакомиться с местными жителями в их домашних условиях.

Похожие записи

Добавить комментарий