Педагогические методы обучения иностранным языкам

metod kitaigorodskoiИнтервью журналу «Элитное образование»

Галина Китайгородская: «Педагог — это хороший менеджер»
В России имя Галины Китайгородской не первый год ассоциируется с быстрым способом изучения иностранных языков. Мало кто знает, что ее образовательная концепция может быть использована для обучения людей любого возраста по любым дисциплинам. Галина Александровна беседует с нашим корреспондентом об истории своего метода, о проблемах обучения языкам и о философии образования.

Ваш метод всегда противопоставляют традиционным способам изучения языков.
Расскажите, как он появился на свет.
Началось все с того, что, будучи аспиранткой московского «Иняза», я преподавала на 10-месячных курсах французского для профессоров вузов, которым предстояло ехать на работу в развивающиеся страны. Им было от 40 до 60 лет, они учили язык «с нуля»: шесть дней в неделю с 8 утра до 4х занимались в аудитории и еще работали дома. Для них это было немыслимое напряжение, и мне их было очень жалко. Я стала думать, как сделать методику обучения более легкой.

В то время в «Иняз» приехал с визитом болгарский психотерапевт Георгий Лозанов со своими преподавателями, которые продемонстрировали, как можно обучить иностранному языку за 24 дня. Вся педагогическая общественность института сочла его метод шарлатанством, а я, напротив, пришла в восторг, потому что вспомнила о своих несчастных великовозрастных студентах. И поехала к Лозанову на стажировку.

Что вас привлекло в его методе?
Это не была учеба в привычном смысле слова. Его занятия превращались в артистическое действо, в котором ученик и учитель равноправны, и им обоим одинаково интересно.

То есть ваш метод — в каком-то смысле интерпретация Лозанова?
Я бы так не сказала, хотя я и считаю его своим учителем. После стажировки я стала искать объяснение педагогическим приемам Лозанова и фактически начала работать над созданием собственного метода. Занялась самообразованием, «залезла» в другие области знания — медицину, философию, психологию — и как бы стала «изменять» Лозанову.

В чем, например?
Деталей можно перечислять очень много, но главное — была разработана целостная методическая система, чего у Лозанова не было.

Одно из главных отличий вашего метода в том, что вы не заставляете студентов зубрить грамматические правила. Так было и у Лозанова?
Да, и позже я нашла этому объяснение с точки зрения самых разных наук. Дело в том, что человеческое познание развивается не линейно, а по спирали. Человек должен погружаться в целостный предмет, и только в этом случае у него возникнет потребность анализировать. Преподаватель должен обнаружить и удовлетворить эту потребность. При обучении по методу студенты говорят целыми фразами и прекрасно себя чувствуют. А чтобы объяснить грамматические правила, мы проводим различные языковые игры.

То есть грамматика все-таки есть?
Она есть, потому что без знаний грамматики общаться невозможно. Разница между традиционными и инновационными методами заключается в том, на каком этапе и каким способом происходит обучение правилам.

По методу Китайгородской можно изучать любые языки?
Не только языки. В результате долгих лет работы я создала метод, который применим при обучении любого человека любому предмету за любое время. Наш метод — это психолого-педагогическая концепция, используя которую, можно учить и детей, и взрослых, получающих второе высшее образование. По этой концепции защитили диссертации десятки моих аспирантов, и каждый год в МГУ выходят наши научные сборники.

В концепции заложены как стратегические идеи, так и чисто технологические моменты: какие педагогические приемы применять, как относиться к ошибкам и т.д. На базе концепции можно создавать бесконечное количество систем, предназначенных для работы с разными аудиториями. Примеры уже созданных систем — это и обучение в начальной школе, и подготовка и переподготовка преподавателей, и обучение на гуманитарном факультете Международного университета. В учебную программу факультета включено множество психологических дисциплин, три иностранных языка, риторика и даже сценическая речь — предмет абсолютно необходимый представителям любых профессий, связанных с общением с людьми.

Расскажите подробнее о некоторых принципах концепции.
Например, принцип коллективного взаимодействия. Основными, и на самом деле единственно возможными, являются групповые формы обучения. По сути дела, любая учебная группа — это срез общества, при этом каждый уникален по-своему. Люди встретились в аудитории, и надо научить их слушать и слышать друг друга, понимать и уважать другие мнения. И нельзя забывать, что овладение предметом в процессе общения гораздо эффективнее — это установленный психологический факт.

То есть, плохо учить, когда в классе три человека?
Вообще говоря, индивидуальное обучение, менее эффективно, чем коллективное, если оно, конечно, правильно организовано. Необходимо учить студентов жить в обществе, воспитывать толерантность, уважение…

Воспитание чувств?
И ума. Но, с другой стороны, они таким образом лучше овладевают предметом. Каждый студент в течение урока имеет возможность поработать с разными партнерами. Один выступит для него учителем, потому что знает, как решить задачу, которая дана на двоих, другой — учеником, потому что не знает, а в третьем случае два человека поработают на равных. Какой эффект от любого урока! А ведь преподаватели обычно это правило игнорируют: спросил Иванова — получил ответ, потом Петрова и так далее. А другие теряют время.

Так происходят занятия в школе. И, кстати, так всегда учили на традиционных курсах иностранного языка.
Да, а нужно, чтобы каждую секунду каждый студент был активен. Когда я даю задание, работают все. На уроке нет свободного времени. Ведь профессиональный педагог — это в первую очередь хороший менеджер. Он выполняет две функции: организует и управляет. Хотя традиционно считается, что задачи учителя — дать материал и проконтролировать, как он усвоен. Я с этим не согласна.

Как складывалась ваша карьера после стажировки у Лозанова?
В 1975 году вместо десятимесячных курсов для взрослых-«нулевиков» я предложила ректору «Иняза» организовать полугодовую программу. Студенты должны были заниматься не по шесть часов в день, а по четыре, суббота — выходной. Мне удалось доказать специально созданной комиссии, что результаты будут не хуже, но ректор не разрешил работать по этой программе. И я ушла из «Иняза» в МГУ. Там возглавила кафедру педагогики, психологии и методики, потом открыли межфакультетскую лабораторию, а в 1986 году на ее базе был создан Центр интенсивного обучения иностранным языкам союзного значения.

Вас, очевидно, поддержал тогдашний министр образования Геннадий Ягодин,
ныне ректор Международного университета?
Да, это был очень прогрессивный министр. В начале 90-х, когда создавался Международный университет, Геннадий Алексеевич пригласил меня работать к себе, и , не уходя из МГУ, я возглавила департамент иностранных языков Международного университета, а четыре года назад создала свой факультет.

А что такое Школа Китайгородской?
Это научно-образовательный центр, который был основан десять лет назад. Мы обучаем иностранным языкам детей (с 3х лет) и взрослых. Думаем мы и о преподавателях: проводимые нами регулярно методические семинары знакомят их с современными концепциями и технологиями обучения. Кстати, я хочу обратить ваше внимание на издаваемые нами оригинальные учебники. Каждая ступень обучения в нашем центре обеспечена собственным учебно-методическим комплексом. Наши учебники так же нетрадиционны, как и сам метод. Предлагаемые в них ситуации естественного общения можно «прожить» как с группой, так и самостоятельно. Такой подход дает уверенность в своих силах, возможность ориентироваться в культуре и истории страны, понимание специфики языка.

Сейчас во всем мире становятся очень популярными компьютерные формы обучения.
А такой подход не противоречит вашему методу?
Я всегда старалась заглядывать вперед, опережать время и потому всегда выигрывала. И когда Интернет ворвался в Россию, поняла — вот он шанс использовать возможности «виртуальной реальности» для получения людьми реального образования. Нам, людям науки, казалось: мы сможем в короткие сроки создать уникальный обучающий продукт. Увы, наши «деловые партнеры» из фирмы «Репетитор Мультимедиа» не оправдали наших надежд. К сожалению, их профессиональные возможности явно недостаточны для реализации наших идей. Жаль — потеряли время. Но уверена: очень скоро мы сможем предложить пользователям Интернета интересный, удобный, а главное, эффективный курс английского языка.

В чем, на ваш взгляд, суть традиционного метода обучения языкам?
В том, что студентов обучают системе языка и от нее пытаются перейти к обучению речи. Но этот переход может не увенчаться успехом, потому что требует огромного количества времени — 5, 10, 15 лет. Научить общаться можно только в общении, условия которого приближены к реальному. Искусственные речевые упражнения не формируют необходимых умений.

А что такое коммуникативный метод?
Его задача — обучение естественной коммуникации. Человек может не знать, не помнить всех правил, но умеет пользоваться ими в любой ситуации. Язык — это инструмент. Поэтому уроки нужно строить на серии упражнений, формирующих умения пользователя, а не просто дающих теоретические знания. Конечно, это не относится к лингвистам.

Ваш метод называют то коммуникативным, то интенсивным.
Верно и то, и другое. Слово «интенсив» я стала употреблять 25 лет назад, и оно относится вовсе не только к срокам обучения. В переводе с латинского оно означает «напряженный». Мы даем огромный объем материала, который создает, прежде всего, напряжение ума. Технология предполагает очень напряженный ритм занятия, на котором задействуются разные виды деятельности. То он решает интеллектуальную задачу, то должен что-то нарисовать, то сыграть за 30 секунд в какую-то игру, сделать из монолога диалог, пересказать его в одной роли, в другой… Поэтому метод называется методом активизации возможности личности и коллектива.

А ваши ученики не начинают болеть от перегрузок, как на тех первых курсах в «Инязе»?
Наши ученики, выходя с урока, говорят: «Это был праздник! Это было отдохновение!» Сочетание психологически благоприятной обстановки, доброжелательного климата в группе с напряженной деятельностью дает блестящий результат.

Как же создать такую обстановку?
Этому можно научиться.

Поделитесь секретами.
Преподаватель входит в аудиторию, улыбаясь. В ответе ученика его интересует, не как он сказал, а что он сказал, потому что все, что говорит ученик, значимо, интересно, прежде всего, с точки зрения содержания. Когда преподаватель организует общение учащихся, он продумывает ситуации и роли, облегчающие процесс общения. Никогда не сравниваются успехи одного человека с успехами другого. Нужно поощрять самый малый успех, чтобы не подавить инициативу, а, напротив, пробудить желание учиться и уметь поддерживать это желание.

Каждый преподаватель в «Школе Китайгородской» знакомится со своей группой до начала занятий — мы ведь проводим анкетирование будущих учеников. На вступительной беседе перед началом занятий преподаватель или психолог дает студентам психологическую установку: рассказывает, как будут проходить занятия и что нужно для успешной работы и достижения максимального результата.

По вашему методу может учиться любой студент?
Вступительное тестирование предназначено в основном для того, чтобы определить человека в ту или иную группу. Но мы получаем и психологические характеристики тех, кто к нам приходит. «Отсев» обычно небольшой: некоторым мы говорим, что их подход к обучению языку не совпадает с нашими принципами и лучше заниматься по традиционному методу. Иногда люди говорят, что хотят знать все правила грамматики, и мы объясняем, что они пришли не по адресу. Бывают клинические случаи: приходят мизантропы, ненавидящие людей и не желающие с ними работать. Мы говорим: «Ваше отношение к людям не совместимо с принципами группового обучения».

Когда я учился в МГУ, на занятиях французским преподаватель использовала ваш учебник французского «Vive la joie!» Не могу сказать, что после этого я стал хорошо говорить.
У вас, очевидно, не было потребности кому-то что-то сказать. И ваш преподаватель наверняка не владел нашим методом. Я бы с удовольствием запретила пользоваться нашими учебниками тем, кто не умеет по ним работать.

Честно говоря, учить французский в университете мне вообще было безумно скучно и неинтересно.
Вас не пытались заинтересовать. Преподаватель должен создавать мотивацию каждого действия, благодаря которому и отрабатывается нужный материал.

Если задача преподавателя — не унижать ученика, то, как быть с ошибками?
Если указать на недостатки, настроение ученика резко изменится…
Вопрос в том, как исправлять ошибки. Самый очевидный способ: преподаватель, как бы не расслышав, повторяет то, что сказал ученик, но правильно. И в этот момент нужно обращаться не к этому ученику, а ко всей группе. Даже если тот, кто ошибся, не осознает ошибку сразу, через несколько минут он услышит, как исправляют ту же ошибку у других.

Надо, чтобы в классе люди общались так же свободно, как в жизни. А часто получается, что на уроках возникает какое-то искусственное, учебное общение. Личностное общение — доверительное, открытое, построено на смысле. Если я вас прошу сказать, где вы были вчера, меня действительно интересует, где вы были вчера, а не только правильность употребления прошедшего времени. Это и есть общение с группой на уровне смысла.

А ролевые игры, которые вы используете? Это ведь искусственно созданная реальность, игра.
А жизнь — это игра. Подойдите к этому изречению философски. Человек всегда играет. Вопрос, осознает ли он свою роль в каждый данный момент. На занятиях, как и в жизни, роли меняются. То вы — педант, то — растеряха; то — босс, то — подчиненный. Роль — это средство или самовыражения, или психологической защиты, по утверждению известного психолога А. А. Леонтьева.

К нам приходят взрослые люди, многие из них с большим количеством комплексов. Роли — одно из средств освобождения от них. Кроме того, у ролевой игры есть и методическая составляющая: она дает возможность многократно повторять необходимый учебный материал, который легко запоминается, потому что общаться в «предлагаемых обстоятельствах» интересно.

Очевидно, не всякий преподаватель в состоянии работать по вашему методу.
В течение двадцати трех лет я провожу стажировки преподавателей из разных школ и вузов. Из них около 10 процентов — те, кто блестяще сумеет реализовать метод. Еще 20 процентов смогут делать это неплохо, и эффект будет. Когда-то я заявляла, что хочу передать метод всем. Со временем вынуждена была сказать фразу, которую не люблю: мой метод элитарен, он предназначен для элитарного педагога и элитарного ученика. Элитарный преподаватель — человек образованный, интеллектуально развитый, творческий и любящий учеников и свою работу. А элитарный ученик любого возраста — человек образованный, мыслящий и хотя бы немного творческий.

Для преподавателя способность к творчеству — самое важное качество. Ведь педагогика — самая консервативная, не ищущая изменений система. Отсюда все трудности с проведением образовательных реформ в России. Хотя есть педагоги-новаторы, которые стремятся изменить себя, ищут новые формы и не жалеют на это силы. Они получают наслаждение от работы, и это отчасти компенсирует низкую зарплату учителя. А если урок не доставляет удовольствия ни учителю, ни ученику, зачем вообще тогда работать?

За какой срок можно овладеть иностранным языком по вашему методу?
Слово «овладеть» я считаю неуместным, потому что путь к совершенству бесконечен. Но многому научиться можно. У нас четыре уровня, каждый рассчитан на 25 занятий — всего 120 часов по 3 раза в неделю. Окончив первый уровень, человек не пропадет в бытовых ситуациях, поймет содержание письменного текста, составит послание, где, возможно, будут ошибки, но его поймут. На втором уровне учатся выражать себя на иностранном языке. На третьем уровне идет дальнейшее углубление знаний грамматики, расширение и обогащение лексики. В итоге наши ученики могут говорить и на отвлеченные темы, что, сами понимаете, достаточно трудно. Четвертый уровень — это уже истинное общение, когда начинает доминировать мысль, а выражение смысла подчиняет себе грамматическое оформление высказывания. Все это происходит в процессе свободных обсуждений, и позволяет не просто овладеть языком, но и повысить компетентность в общении в психологическом смысле этого слова.

Где, кроме МГУ и Международного университета, можно учиться по методу Китайгородской?
На сегодня мою концепцию применяют в учебных заведениях, которые разбросаны по всей России. Если собрать весь существующий опыт, получится система непрерывного образования. Моя мечта — создать единую структуру, где бы человек мог учиться с трех лет до конца жизни. Сейчас я думаю о программе, по которой одновременно смогут учиться дети и их родители. Ведь родители зачастую строят отношения с детьми безграмотно, и это очень опасно.

По этой программе детей будут учить всем дисциплинам. Нет такого предмета, на котором нельзя было бы использовать, скажем, групповые формы обучения, игровые ситуации и т.д. В основе занятий должны лежать любовь, добро, общение, радость познания и догадки. И не надо запрещать подсказки! Пусть тот, кто знает, подсказывает. А тот, кто не знает, пусть услышит и запомнит.

Похожие записи

Добавить комментарий