Центр интенсивного обучения Галины Китайгородской

metod kitajgoroskoiГалину Александровну Китайгородскую, профессора, доктора педагогических наук, автора собственного метода обучения, представлять не надо. Ее имя на слуху уже лет 20. Получив редакционное задание встретиться с Галиной Александровной, я столкнулась с неразрешимой задачей: как вклиниться между лекцией для преподавателей, заседанием ректорского совета МГУ, встречей с родителями студентов гуманитарного факультета международного университета и защитой диссертации. Единственный выход — везде следовать за ней. Так я провожу целый день с Г.А. Китайгородской
10.00 (в машине по пути в МГУ)

Галина Александровна, Вы прекрасно водите машину. По-мужски.

Н-да, сомнительный комплимент. Почему если женщина что-то хорошо делает, ее сразу сравнивают с мужчиной? А если плохо, то оправдывают, придумывая «специальные» термины — например, «дамская литература». Каждый может стать выдающейся личностью. И лидерами, в зависимости от выбранной цели в жизни, могут быть как мужчины, так и женщины.

Трудно быть лидером?


Уже лет 30 как я руководитель коллектива, причем в основном женского. Не делай такие глаза, ничего в этом страшного нет. Женщин я обожаю. Им главное — не дать погрязнуть в бабстве: в обсуждении, осуждении. И тогда рождается уникальный в своей «творческости» и в своем отношении к делу и друг другу коллектив, который есть у меня сейчас.

Какой коллектив Вы имеете в виду? Центр интенсивного обучения МГУ, Международный университет, «Школу Китайгородской»?


Я их не разделяю. Это как сообщающиеся сосуды. В середине 70-х годов, мне не удалось “навязать” Ин’Язу свою новую краткосрочную систему обучения иностранным языкам и я ушла в никуда. Но мой безрассудный, по мнению многих, поступок был вознагражден судьбой. Меня пригласили в МГУ и дали полную свободу действий. Я могла заниматься наукой и организовала курсы для профессорско-преподавательского состава. В горбачевские времена мне снова сильно повезло: было издано постановление об организации Центра интенсивного обучения иностранным языкам при МГУ. И на нас была возложена обязанность курировать все курсы иностранного языка по стране. К тому времени подготовленные нами преподаватели работали более, чем в 70 городах, в 100 Вузах разных республик. А дальше появилась возможность частного предпринимательства. Я одной из первых в стране открыла частную образовательную фирму. Ей уже 10 лет. Потом возник Международный университет… Ну вот, приехали. Сейчас у меня лекция.

О чем?


Тема — моя любимая и больная для общества. Учитель, каким он должен быть. Ведь школа и ВУЗ — это основа процветания или гибели любого государства. Ведь, что сделали с учителями! Престиж профессии — это здание, куда я вхожу, это аудитория, в которой я работаю, это моя зарплата, которая позволяет мне думать вечером о том, какой творческий, интересный материал я подберу к своему уроку. А не бегать по магазинам в поисках дешевой колбасы.

И я как завороженная слушаю… нет, не лекцию — а крик души о том, что нищий, зависимый, несвободный учитель не может воспитать независимую свободную личность. О том, что профессия учителя должна быть самой престижной в обществе, что через учителей мы получим новое поколение — творческое, самостоятельное, нравственное и образованное.

«Какая профессия самая творческая? — Актер, писатель? Нет, — учитель. Учитель творит не только внутри своего предмета, он созидает творчество бесконечного множества людей, своих учеников. Он Господь Бог, он творит и наслаждается откликом на свое творчество — творчеством своих учеников».

Дар убеждения у нее потрясающий. Через полтора часа я вместе со всей аудиторией готова была нести лозунг «Банкам — подвалы, школам — дворцы», и вообще задумалась о смене профессии.

12.30 (переходим из одного здания МГУ в другое)

Галина Александровна, Вы остановились на Международном университете.


Когда Геннадий Алексеевич Ягодин (последний министр образования СССР, ныне ректор МУ) позвал меня в первый частный университет, я подумала о том, что не было реализовано. Систему подготовки учителей надо было менять, и я знала, как это сделать. Моя концепция такова — только человек, владеющий 2-3 иностранными языками, умеющий свободно общаться, имеющий широкое гуманитарное образование будет востребован обществом. Станет ли он учителем, журналистом, специалистом в такой модной сейчас области как PR, психологом — не суть важно. Главное — чтобы он стал Личностью. На эту цель и работает вся учебная программа. Слушай, ты пока перекуси, а у меня Совет.

15.45 (опять в машине, теперь по дороге в Международный университет)

Сколько вы выкуриваете в день?


Две пачки, это в лучшем случае. Курю одну за другой, ужас!

Какой пример вашим студентам!


Курить — не курить, это самостоятельный выбор каждого, а вот главный пример, который я им даю — в любви. Я люблю каждого из них, и они это чувствуют. Я абсолютно уверена: нет человека, которого не за что любить, надо только это разглядеть. Как-то одна наша стажерка воскликнула: «Я знаю тайну вашего метода — она в любви к ученикам!». Сейчас я бы сказала: любовь — это мой образ жизни. А научить любви можно…любя.

16.15 (входим в здание Международного университета)

Это платный университет. Каким, по-вашему, должно быть образование: платным или бесплатным?


Образование должно быть бесплатным в государстве, которое заявляет определенные гуманистические, демократические ценности. Могут быть частные учебные заведения, но основное фундаментальное образование должно быть бесплатным. Образование должно хорошо и объемно субсидироваться государством. Государство должно быть заинтересовано в образованных людях. Мы совершаем ошибку, пытаясь привнести в нашу среду западную систему образования, в частности идею бакалавров и магистров. Она не реализуется так, как на Западе, а исполняется в специфическом российском варианте. Пятилетний специалист — это хорошо, а четырехлетний бакалавр — это недоделка. Слепое подражание Западу ни к чему хорошему не приводит. Надо уметь сохранить все ценное, что у нас было.

Нас окружает стайка студентов.

— Здрасьте, Галина Санна.

— Олечка! Почему такая угрюмая? Что-то случилось?

— Нет, все в порядке.

— Тогда, деточка, будь добра, покажи это своим лицом.

И продолжает, обращаясь ко мне. Видишь, людей нигде не учат выражать своим лицом радость, положительные эмоции. Как часто мы портим отношения, только потому что неправильно «считываем» выражение лиц, позу, манеру. На моем факультете есть курс сценической речи и сценического движения, который обучает владению голосом, телом, мимикой. Удивительно, но это есть только у нас и в театральных ВУЗах. А ведь такие умения обязательно нужны педагогам, медикам, менеджерам. Как иначе?

16.30 (начинается заседание кафедры)

На обсуждение диссертации меня не пускают. Гуляю по коридору, заглядываю в аудитории и ловлю себя на мысли о том, что здесь действительно необыкновенная атмосфера. И дело не только в уюте и красоте. Какая-то особая доброжелательность, блеск глаз, который с головой выдает людей увлеченных.

19.00 (родительское собрание)

Галина Александровна, а зачем Вы родителей студентов собираете?

А как же без этого! Мы ведь общее дело делаем. Весь наш духовный мир, все, что есть Человек с большой буквы, — формируется родителями, учителями, воспитателями, преподавателями. Общаясь с родителями, я понимаю, в какой среде вырос мой студент. Как я могу способствовать развитию его личности. В чем нужна помощь и ему и его родителям. Иногда, налаживая отношения в семье, я выступаю и как психотерапевт. Мы очень дорожим этими встречами.

21.00

День кончается, а о Вашем методе мы и не поговорили?

А что мы делали целый день! Метод — это образ жизни. Самая главная ценность — человек. Его надо увидеть, услышать, почувствовать. В него надо верить. Метод — это пружина, которая раскрывается, когда преподаватель входит в класс, он создает положительное напряжение. Ты погружаешься в огромный объем языка, как в жизни. Язык — это инструмент общения. Маленький человек приходит в школу, чтобы получить код в жизни и научиться им пользоваться, а с ним долбят алфавит. Это, возможно, имеет значение, но не имеет смысла, потому что смысл — в общении. На изучение языка уходит 6 лет школы и 5 — института, а потом он приходит к нам: «Я учил язык, но говорить на нем не могу». Моя сверхзадача — привнести жизнь в аудиторию, превратить обучение в радость. И Метод это делает.

Галина Александровна, я, следуя за Вами как тень, уже с ног валюсь. Как Вы живете в таком ритме? Думаешь, мне легко вставать по утрам и идти на работу, при том, что я сплю не больше двух часов. Но я заставляю себя. Дальше все завертелось, закрутилось: звонки, встречи, ученые советы. И я уже забыла, что не хотела идти. Думаешь, нормальные академики так ведут себя? Но у меня есть цель, а цели, как и человеку, изменять нельзя.

Газета «Содружество», май 2000 г.

Похожие записи

One comment

Добавить комментарий