amerikanskoe obrazovanie

“Образование за границей” – это целая жизнь

ДАВАЙТЕ СПУСТИМСЯ С НЕБЕС НА ЗЕМЛЮ
Наталья Юрко
“Элитное образование”

Магия слов – как много она значит! Произнесешь мечтательно “образование за границей”, и воображение разыгрывается, унося тебя все дальше и дальше в мир тисненых дипломных корочек, открывающих двери любых фирм и корпораций, в мир тонких интеллектуальных бесед на разных языках, в мир обширных связей и большой коммерции…

Однако спуститесь с небес на землю! Прежде, чем все это получить, придется смириться с другим ассоциативным рядом: “образование за границей” – труд, слезы, преодоление себя, необходимость быть самостоятельным, умение принимать решения, деньги… “Образование за границей” – это целая жизнь. Как сделать, чтобы она у далась, чтобы не пожалеть о потраченных на учебу годах? Как избежать ошибок в самом начале пути и надо ли их избегать?

Сегодня “Элитное образование” начинает цикл статей, посвященных теме “Образование за рубежом: вопросы и ответы”. Наш собеседник – генеральный директор Центра международных контактов “Парта” Ирина Алексеевна МОЧАЛОВА. Ей, знакомой со всеми проблемами образования за рубежом, успевшей в своей жизни побывать и педагогом-репетитором, и главой преуспевающей образовательной фирмы, и мамой, отправлявшей своего ребенка учиться за рубеж, предстоит ответить на наши вопросы.

– Ирина Алексеевна, вы работаете па образовательном рынке очень давно, едва ли не дольше всех. Как с течением времени меняйся этот рынок.? Существенно ли отличается то, что сегодня мы имеем в сфере образования за рубежом, от того, что было, скажем, 5-10 лет назад?

– Вначале позволю себе вас поправить: я работаю в образовании не “едва ли”, а действительно дольше всех. Первых своих подопечных мы отправили на учебу за границу еще в 1990 году, когда само понятие “образование за границей” было для россиян в диковинку. Так что рынок “заграничных” образовательных услуг зарождался и формировался буквально у нас на глазах, и мы были в центре этого процесса.

Сказать, что этот рынок в России изменился, будет не совсем верно. Точнее было бы сказать, что он просто появился. Не одна-две фирмы, оказывающие эксклюзивные услуги единичным клиентам, а именно рынок – целый мир со своими законами и традициями, фаворитами и аутсайдерами, победами и проблемами. К сожалению, побед меньше, а проблем больше, чем хотелось бы, но это нормальное течение процесса.

К явным победам можно отнести тот несомненный факт, что образование за рубежом постепенно перестает восприниматься как нечто несусветное, необыкновенное, нетипичное. К общероссийскому стандарту его, конечно, пока причислять нельзя, но и атрибутом избранных оно уже быть перестало. Во всем мире-люди считают, что прежде всего деньги надо вкладывать в образование, здоровье и жилье. Стараниями образовательных фирм, в том числе и нашими стараниями, в России тоже начали понимать эту истину.

На рынке спрос всегда рождает предложение. Поняв, что от отсутствия клиентов область образования за рубежом не страдает, ею начали заниматься очень многие. Среди фирм, появившихся за последние 10 лет, есть такие, которые достойны всяческого уважения. А есть и другие, которых уважать не за что: апломба много, а результаты нулевые. К сожалению, оказывать образовательные услуги вошло в моду и у туристических фирм, а это уж совсем плохо. Эти конторы работают с “образовательными” клиентами так же, как привыкли работать с “туристическими” – по принципу “чего изволите”. При этом схемы и принципы работы заграничных учебных заведений они знают поверхностно, я в итоге страдает клиент.

Чтобы не быть голословной, приведу лишь один пример. Предположим, приходит в офис турфир-мы солидный господин, предприниматель не последней руки, и требует немедленно отправить его на престижные курсы бизнес-английского, и не куда-нибудь, а непременно в Великобританию. Ну, он просто вычитал где-то про эти курсы и решил, что положение обязывает его там побывать. Фирма, ни минуты не раздумывая, бросается выполнять заказ. И выполняет. В результате бизнесмен с его нулевым английским, полным отсутствием подготовки и непомерным честолюбием оказывается в компании коллег из Германии, Австрии, Японии, у которых, ясное дело, и с языком, и с пониманием задач дела обстоят куда лучше.

Проведя один не слишком удачный отпуск в Турции или на Кипре, вы вряд ли сделаете вывод, что отдых за рубежом – вообще дело плохое. А вот неудачная образовательная поездка может не только отбить охоту ее повторить, но и утвердить человека во мнении, что вообще незачем ездить учиться за рубеж.

– Значит, вы не начинаете разговор с клиентом вопросом “чего изволите”?

– Нет. Мы спрашиваем не “чего вы хотите?”, а “чего вы хотите добиться?”. Если я вижу перед собой несерьезного клиента, который образовательную поездку воспринимает как увеселительную прогулку к морю, я, скорее всего, посоветую ему обратиться в турфирму и просто поехать отдохнуть. Если же пришедший ко мне человек настроен серьезно, то и разговор с ним будет серьезный. И долгий: как минимум 2 часа вначале, час – в середине его подготовки к поездке и еще час – перед отъездом. Вот тогда я буду уверена, что мы достигли взаимопонимания, что я как профессионал выполнила свой долг перед человеком, доверившимся мне.

– И о чем же вы ведете столь долгий разговор?

– Массу вопросов надо выяснить, прежде чем предлагать клиенту ту или иную программу: зачем он едет, как он хочет вернуть вложенные в зарубежное образование деньги, во что он их вообще вкладывает?

– Складывается впечатление, что люди, прибегающие к вашим услугам, не отдают себе отчета в том, куда и зачем они пришли…

-Действительно, 90 процентов клиентов приходят к нам, не вполне понимая, что им нужно. То есть у них есть общее представление: хочу в Америку, хочу учить язык, хочу стать филологом… Есть и такие, которые вбили себе в голову: ничто им на свете не мило, кроме Гарварда. Гарвард – и точка!

Начинаешь подробную беседу, и выясняется, что человеку всего-навсего надо подтянуть английский до приличного уровня, а для этого вовсе не обязательно тратить бешеные деньги на элитные школы – есть другие хорошие и более экономичные варианты. А другому прямой путь не за границу, а в наш родной МГУ – и он без всякого Гарварда будет в полном порядке.

У меня был довольно забавный случай. Одним клиентам, которые настаивали на языковых курсах в Великобритании, я предложила качественный и очень недорогой вариант в Шотландии. И что же? Во-первых, мне тут же возразили, что Шотландия – это никакое не Соединенное Королевство. Когда мне все-таки удалось их разубедить, появилась масса других возражений:

Шотландия – это какая-то дыра, все мужчины там ходят в юбках, говорят на адской смеси английского с чем-то еще, словом – все равно не Великобритания. Поверьте, иногда приходится потратить массу сил и времени, чтобы человек понял наконец, к чему он стремится. А вот когда это сделано, можно уже начинать разговор и о конкретных странах, и о программах, и о ценах.

Я всегда считала и продолжаю считать, что настоящий профессионал должен быть уверен в правильности своих решений и отстаивать свою позицию. Если я отговариваю клиента от какой-то программы или университета, то не потому, что имею тайные намерения и хочу обвести его вокруг пальца. Просто мой опыт, мои знания подсказывают мне, где ему будет хорошо, а где – плохо, дискомфортно.

“У” – Как известно, образование – область, в которой каждый мнит себя специалистом. Есть имножест-во устоявшихся мнении. Например. считается, что молодежь, уезжающая учиться в зарубежные вузы., больше уже не возвращается в Россию и ищет работу за границей. Это так?

– Вовсе нет. То есть, если бы мы с вами беседовали лет 5-6 назад, я бы согласилась. Но сейчас – нет. За то время, которое я работаю в сфере образовательных услуг, требования, точнее – настрой клиентов, изменились очень сильно. В 93-м, 94-м, 95-м годах родители отправляли детей за границу, чтобы оградить их от российской нищеты и беспросветности. Тогда самым большим спросом пользовались долгосрочные программы – на год, два, чем больше – тем лучше. И, конечно, ни о каком возвращении назад даже речи не шло.

Потом ситуация стабилизировалась, и люди переключились на краткосрочные программы – языковые курсы, летние языковые школы. Неделю, две, месяц за рубежом – и обратно домой. С тех пор были и кризисы, и подъемы, но общая тенденция сохраняется: большинство обращающихся к нам людей интересуется непродолжительными программами.

Кроме того, ехать учиться за границу только для того, чтобы там остаться, – путь не всегда перспективный. Скажем, среди российских компьютерщиков, за которыми охотятся работодатели всего мира, не так уж много выпускников американских или британских университетов. Большинство из них заканчивали наши вузы – МГУ, МИФИ, МФТИ, МГТУ и теперь прекрасно работают и живут за границей. С другой стороны, никакой диплом не гарантирует, что работодатели выстроятся за вами в очередь. Чтобы убедиться в этом, достаточно подсчитать, сколько бывших студентов из России работает на американских бензоколонках и в ресторанах. И ведь у каждого диплом в кармане!

Так что я еще и еще раз повторю: прежде всего нужно отдавать себе отчет в том, чего вы хотите добиться в жизни, зачем едете учиться за границу. Неправильно выбранные ориентиры могут привести к краху профессиональному, интеллектуальному, а, возможно, – и человеческому.

– Еще один стереотип. Многие говорят: “Вот вы предлагаете учиться и у нас, и за границей. А в жизни-то российской процветают неумные и добрые овечки, а наглые, беспринципные, малообразованные волки. ‘Гак стоит ли тратить время и силы на образование? Может, лучше пойти в секцию карате?”

– Вечный вопрос: кому в жизни лучше – отличникам или троечникам? Никто и никогда не убедит меня в том, что учиться – это плохо, не нужно. Гарантий, что отличник будет всю жизнь процветать, нет. Но и гарантий, что троечник реализуется на все сто тоже нет. Я искренне надеюсь, что рано или поздно Россия станет цивилизованной страной с принятой во всех культурных странах шкалой ценностей. И тогда образованный человек будет цениться гораздо выше необразованного.

Кстати, знаете что? Российских троечников и двоечников, которые учатся плохо и без всякого энтузиазма, непременно надо попробовать отправить за рубеж. Потому что…

Почему? Почему закоренелых двоечников надо не прорабатывать на родительских собраниях, не вызывать на ковер к директору, а отправить в зарубежную школу? Почему сильный ученик может оказаться в аутсайдерах? Кем по жизни лучше быть – отличникам или троечникам? На эти и другие вопросы нам предстоит ответить в следующий раз.

Адрес Центра международных контактов “Парта”:

Большой Тишинский пер., 8 (ст. м. “Краснопресненская”), Тел/факс:

(095) 956-11-92,956-11-9Э.

Похожие записи

Добавить комментарий