ЧЕМ ПРОСЛАВИЛИСЬ ПЕРУАНЦЫ В МИРЕ

ХИНИН

peru strana

Экзотический маршрут в Перу

Родина хинного дерева – склоны перуанских Анд. Мы говорим “горький, как хина”. Мы знаем, горче коры этого дерева нет ничего в мире. Индейцы издавна пользовались хинными отварами от множества болезней. А еще поджигали кору – дым отгоняет насекомых; добавляли отвар в воду – можно пить даже самую грязную.

Европейцы поколдовали с корой и изобрели хинин – лекарство от малярии. Сейчас хинные деревья в Андах уже не рубят, как раньше: хинин давно синтезирован.

ЗУБНЫЕ КОРОНКИ

В отчете о завоевании новых земель один из конкистадоров писал, что властители инков “носили” золотые зубы. В Куско местные жители почти не знают кариеса. Объясняют это большим количеством кинуа и кукурузы в рационе, а также жеванием коки. Так что “ношение” инкскими царями золотых зубов было сродни воровской фиксе.

После возвращения конкистадоров в Европе начали изготавливать золотые коронки, но неудачно. И только в XIX веке золотые зубы стали обычным явлением.

КОКАИН

Невзрачный кустарник кока растет на высоте 1.000 метров, но в Перу листья кустарника жуют только в высокогорных районах – там, где необходимо спасаться от горной болезни. Хотя в Куско кока продается на каждом углу, вывезти ее нельзя: в Лиме полицейские собачки старательно обнюхивают багаж.

Но и в горах для жевания установлены строгие правила. Мужчина может жевать коку только после военной службы, то есть лет с двадцати. Женщина – после рождения ребенка, лет с 20-25. Считается, что молодым и без коки силу некуда девать, да и работают они меньше, чем зрелый человек.

Вместе с листьями продается твердый шарик – уголь кинуа, перемешанный с мелом и содой. Для жевания надо отрезать кусочек угля, завернуть в листья и жевать минут двадцать. Торговцы и туристам предлагают пакетики с кокой – но без угля. А без угля сколько ни жуй, проку нет. Торговцы не хитрят, просто пытаются себя обезопасить – углем с не привычки можно сжечь рот.

В середине прошлого века в Европе придумали приготавливать из листьев коки ядовитый белый порошок – для обезболивания при лечении зубов. Теперь не знают, как от этого изобретения избавиться.

МОРСКИЕ СВИНКИ

В перуанских Андах часть крестьянского подворья выгорожена для морских свинок. Обычно загончик примыкает к кухне: морские свинки нравятся хозяйкам, которые нет-нет да и оторвутся от дел и понаблюдают за любимицами. Пегие, желтые, пятнистые, они – самые безобидные и самые мелкие из всех домашних животных. Не кусаются, не царапаются, а только ласкаются и пищат-похрюкивают.

Но кротость не спасает морских свинок от участи стать праздничным блюдом учукута. Туристу его попробовать удается редко – с середины 60-х учукуту в ресторанах не готовят, боятся отпугнуть впечатлительных клиентов.

Почему их так назвали? “Свинки” – это понятно, мясо у них жирное, и разводят их как свиней. А почему морские, ведь в природе морские свинки живут в горах, далеко от моря?

Вторая половина названия появилась по недоразумению. Когда их впервые увидели в Европе, то прозвали “заморскими”. С годами предлог потерялся – и свинки стали морскими. Французы и немцы пробовали их разводить на мясо, но уже лет сто морских свинок выращивают только для медицинских опытов и зоомагазинов.

КАРТОФЕЛЬНЫЙ БУНТ

Любопытный турист увидит в Андах дикий картофель, он здесь многолетний и растет в низинах непроходимыми кустами.

В конце XVII века Петр I прислал из Голландии мешок картошки. Затея молодого реформатора успеха не имела. В Голландии тогда картошку ели только в виде супа-пюре, а в таком виде нашему человеку и репы хватало. Попробовали печь хлеб из картофельной муки – крошился, к зубам лип. Потом уже догадались картошку просто отваривать в соленой воде, а еще лет через пятьдесят – жарить на свином жиру.

В 1834 году в губерниях Приуралья и Поволжья восстало полмиллиона русских крестьян. Власти заставляли сажать на лучших землях картошку, а крестьяне уничтожали посевы и нападали на карательные отряды. Тысячи бунтарей были отправлены на каторгу, многие расстреляны, а картошка все-таки прижилась у нас и даже вытеснила привычную репу.
Но далеко не все нововведения оказались успешны, 65 питательных корней, используемых инками, европейцы не приняли. Например, похожий на картошку и такой же ходовой в Перу сытный корень люко оказался слишком тяжел для желудков жителей Старого Света.

“ЗОЛОТОЕ ЯБЛОКО”

Как и картошку, европейцы привезли помидоры из Анд. Но привычные помидоры – результат вековой селекции. На новых почвах помидоры прижились и стали совсем не похожи на прародителя. В Андах вдоль дорог растут дикие помидоры, горькие и слегка ядовитые. Дикие помидоры мелкие, встречаются и некруглые вовсе, а похожие скорее на фасоль или перец – изогнутые, вытянутые, корявые.

На рынке в Куско продают разноцветные помидоры, с которых надо или счищать шкурку, или разрезать пополам и есть ложкой. По вкусу “настоящие” помидоры отдаленно напоминают наши. “Настоящие” – тверже и пахнут гораздо сильнее и совсем не помидорно.

Поэтому андский помидор лучше называть как-нибудь по-другому – золотым яблоком, например. Именно так прозвали диковинный овощ впервые увидевшие его европейцы.

Похожие записи

Добавить комментарий