ПОЧЕМУ ПРОГРАММИСТЫ ИГНОРИРУЮТ ПРИЗЫВ КАНЦЛЕРА

rabota programista“ЗЕЛЕНОЙ КАРТЕ” КРАСНЫЙ СВЕТ

Программа правительства Германии “Зеленая карта” для специалистов в области компьютерной техники, разработанная вместе с немецкими предприятиями информационных технологий, стартовала 1 августа.

К категории IT-специалистов (в области информационных технологий), кроме лиц с дипломом о высшем образовании в сфере информационных и коммуникационных технологий, относятся также компьютерщики, которые ежегодно в соответствии с контрактом будут получать от немецкого работодателя не менее 100.000 марок заработной платы. Членам семьи также разрешается въехать в Германию вслед за приглашенным программистом, а при выполнении всех условий, предусмотренных в Законе об иностранцах, даже вместе с ним.
“Толп именно программистов я не наблюдаю”, – сказал корреспонденту “Русской Германии” страховой агент Андрей, который не первый год дежурит под стенами немецкого консульства, зарабатывая на жизнь “отловом и обработкой” страждущих получить визу. “Куда эти люди едут? – оглядывается он на очередь у здания. – “Служебники” всякие, на ПМЖ, “гостевики” – половина действительно в гости едет, половина нелегально поработать или приехать, а потом “потеряться” где-нибудь в Шенгене”.
Как заметил Максим, сотрудник престижного киевского агентства по трудоустройству, не пожелавший собственными руками лепить антирекламу своей организации, объяснение вялой реакции украинских программистов на клич Шредера простое: “Все хорошие специалисты уже трудоустроены здесь, и совсем неплохо. Причем многие умудряются работать дома, в Украине, но на тех же немцев, американцев, французов, не выходя из своих киевских офисов или квартир, и получают приличные, по нашим меркам, деньги. Пусть немецкие работодатели расслабятся”.
30-летний харьковчанин Сергей, сотрудник украинско-германского СП, специализирующегося на создании программного обеспечения, относится именно к этой категории IT-инженеров. “Мне и здесь хорошо. Я занимаюсь любимой работой, не отходя от своего компьютера в Харькове. Что я в Германии не видел? Быть там человеком “второго сорта”? Нет уж, спасибо. В Кельне я и так бываю в командировках регулярно – там хорошо, но дома лучше. А на все эти призывы поехать туда, к немцам, клюнут только неудачники, которые нигде не приткнулись дома, и желторотые выпускники институтов – “теплых мест” на всех не хватит”, – говорит Сергей. “Не буду скромничать – самые талантливые работают здесь, но для западных компаний. Я здесь, в Киеве, в носу ковыряя, свои $1.100 чистыми получаю, а жить в Германии с их ценами – это не в Киеве по оптовым рынкам тариться”, – откровенно говорит Виктор (29 лет), программист с шестилетним стажем, работающий в украино-американском СП.
“Сейчас здесь хорошие программисты получают неплохие деньги, но при удачном стечении обстоятельств. У меня много знакомых, которые получают от $800 и больше, работая здесь на конторы, которые находятся там, за бугром. Но это единицы, все равно программистов больше”, – уверен Дмитрий Бондаренко из Харькова, специалист в области компьютерного моделирования.
Поэтому он считает, что интерес к немецким предложениям среди украинских программистов “есть, причем совершенно реальный”. По словам Дмитрия, в Украине “много таких, кто может не подходить под критерии, которые ставят немецкие фирмы, например, знание языка и пр. Но даже эти снимутся, если они молоды и у них нет семьи и т. д. С другой стороны, вчерашних студентов много, но есть еще и люди старой закалки – от 30 до 50 лет, которые еще в то время, при “совке”, получили неплохую квалификацию, а сейчас остались не у дел, потому что работали на государственных предприятиях. Но они связаны по руками и ногам семьями, им труднее уезжать”.
“Все зависит от возраста, семейного положения, финансового состояния. Один мой знакомый съездил в Германию и остался доволен. Хотя я считаю, что если ты хороший специалист, то и здесь найдешь работу, пусть и за меньшие деньги. Только ведь деньги – понятие относительное, там и цены на порядок выше”, – сказал корреспонденту “Русской Германии” киевский программист Антон Чечель.
“Украина запросто выберет квоту в 20.000 человек, то есть мозги вымоются моментом. Альтернатива только одна – создавать совместные предприятия и здесь писать программы для них. У нас же мало работодателей. В Харькове лишь на заводе “Хартрон” около трех лет работает украинско-германское СП, но там только человек 100 работает, не больше”, – сетует Виктор Щетинин, начальник Центра новых информационных технологий Харьковского политехнического института. Он считает, что на переезд в Германию могут решиться именно обладатели “свежих корочек” технических вузов Украины, убегая от безработицы. На проходившей недавно в Киеве международной конференции “Инвесторы ищут новые пути” представитель компании “Microsoft” в Украине Джойс Ф. Сронипа привел такие факты. В Украине сосредоточено наибольшее количество молодежи с высшим техническим образованием – 10,5%. Финляндия (с 9%) и Великобритания (с 8,5%) позади. Однако по востребованности технических профессий Украина в мировом рейтинге занимает последние позиции.
По словам консультанта Всемирного банка Андрея Краснопояса, по количеству пользователей Интернетом Украина в списке из 50 стран занимает 46 место – 8 человек на 1 тысячу населения. Она пропустила вперед Исландию – 492 человека, США – 485 человек, Германию – 14 место, Израиль – 15, Японию – 21 и даже Румынию – 40 место (17 человек). Последнее место занимает Индия, ей предшествует Китай – 49 место. Из 49 миллионов жителей Украины по всемирной паутине постоянно “бродит” 1,5-2 миллиона, причем это в основном корпоративные пользователи. На фоне прогнозов по двукратному увеличению мировых потребностей в инженерах-компьютерщиках, специалистах по поддержке компьютерных систем и системных аналитиках эти данные должны успокоить немецких работодателей – без программистов, скорее всего, молодых и начинающих, они не останутся.
Впрочем, им не стоит расслабляться: у них есть мощные недремлющие конкуренты – французы и американцы. “Мои друзья-программисты в основном собираются ехать во Францию или в Америку, но не в Германию. Я хорошо знаю английский, но не знаю, смогу ли быстро одолеть немецкий”, – делится с корреспондентом своими сомнениями Андрей, студент-компьютерщик последнего курса Киевского политехнического института.
“Французы выходят на наши конкретные вузы. Они сначала проводят жесткий отбор, потом сами учат языку. Это обязательное условие – знание французского, – говорит В. Щетинин из Харьковского политеха. – Французы у нас уже второй год, в прошлом году они в Москве начали с училища имени Баумана – МВТУ. Они там отобрали дипломников, дали им около 400 часов обучения французскому, сделали отбор по языку. Потом студенты во Франции писали свои дипломы – стажировка на полгода – и там остались работать. Французы берут и студентов, и специалистов, но больше ориентированы все же на готовые кадры. Кстати, немцы делают то же самое, но не платят за обучение преподавателям языка. И в этом проигрывают”, – добавляет преподаватель.
Однако, он оптимистично заверяет, что “украинские мозги иссякнут не скоро”. “IT-специализация – одна из самых привлекательных среди технических, с каждым годом все больше абитуриентов хотят у нас учиться. В этом году конкурс на информатику превышал средний, у нас 5 человек на место. Это не меньше, чем в институте радиоэлектроники и авиаинституте”, – говорит сотрудник ХПИ.
Кстати, от внимания заинтересованных украинских IT-специалистов не ускользнуло заявление немецкого министра внутренних дел Гюнтера Бекштайна: “Если мы хотим сохранить индивидуальный облик нашей страны и обеспечить шансы интеграции проживающих у нас иностранцев, то ограничение иммиграции из стран, не являющихся членами ЕС, не подлежит пересмотру. Поэтому основой нашей концепции является ограничение иммиграции в целом, так как Германия не является классической страной иммигрантов и в будущем не должна стать ею”. Отсутствие гарантий Германии по предоставлению ПМЖ, даже после 5 лет успешной работы, смущает многих. Ведь не секрет, что именно перспектива эмигрировать в Германию могла бы стимулировать интерес программистов из стран бывшего Союза к программе “зеленых карт”. Как сказал киевлянин Дмитрий, “мне не хочется туда ехать потому, что после пахоты на немцев тебя просто вышвырнут из страны, и ты освободишь место на фирме для молодого немецкого выпускника”. Ему вторит харьковский программист Павел, имеющий опыт работы в Германии: “Немецкое законодательство не настолько либерально, чтобы надолго позволить въезд в страну дешевой рабочей силы из стран Восточной Европы и Азии”.
Споры программистов “ехать-не ехать”, особенно тех, кто уже имеет опыт работы на родине, не ограничиваются только выяснением условий работы, бытовой устроенности или размерами возможной зарплаты. Многие задумываются о перспективах такого табуированного и почти неприличного в Советском Союзе (но популярного ныне в Украине) понятия как карьера, опасаясь остаться после работы на Западе не у дел. “Представь, ты трудишься на немецкой фирме, через 5 лет подрастает молодой немецкий “программер” и тебя выгоняют. Больших денег ты не заработаешь. После всех налогов и расходов на жилье, питание, машину останется около 1.000-2.000 марок в месяц – как в Киеве. Но когда вернешься домой, тебе уже будет за 30 – если сейчас не 22 года – и у тебя, скорее всего, будут проблемы с работой”, – делится своими опасениями Богдан, программист из Киева.
Кроме того, кое-кто из компьютерщиков настороженно следит за событиями вокруг иностранцев в самой Германии, особенно после недавнего взрыва в Дюссельдорфе. Один из компьютерщиков прямо говорит: “После всех этих разговоров про немецкий язык, про немецкие порядки, а особенно после того, как наших начали “мочить” в Дюссельдорфе, у меня совсем пропало настроение, знакомые предлагают послать этих немцев куда подальше!”
Некоторые сомневаются в преимуществах работы в немецких фирмах, оценивая свою возможную зарплату в Германии или, к примеру, в США. “На примере своих приятелей-программистов, работающих в Штатах и в Германии, могу сказать, что на зарплату, которую можно получать в Штатах, у немцев можно не рассчитывать.

В Силиконовой долине $80 тысяч в год – это мало. В Германии – это очень даже приличная зарплата”, – есть и такое мнение IT-инженера, пожелавшего остаться неизвестным. Aлексей Бойцов из Киева, работавший в Германии, говорит, что “к немцам народ особо не ломится, они кровь пить умеют”. Впрочем, харьковчанин Николай не видит ни малейшей причины сгущать краски: работа программиста везде одинаковая. “Все зависит от самого работника и от атмосферы на фирме и от того, насколько он сможет “постоять” за себя уже в коллективе. Талантливые люди, способные мыслить стратегически и глобально, нужны везде”, – уверен он. “Чем работа в Германии лучше или хуже других вариантов – США, Франция, Япония? Везде к нашим относятся недоброжелательно, на нас и нашем интеллекте зарабатывают. Платят своим недоучкам на порядок больше. Так это вполне понятно, и их за это мы не имеем права упрекать”, – говорит киевлянин А. Чечель.

Похожие записи

Добавить комментарий