НА «ФЕНЕ» – ПО-АНГЛИЙСКИ

anglijskij zhargonАнглийский сленг «cockney» – аналог русской «фени», однако наша феня куда более старинного и «благородного» происхождения. На офенском языке (прапрапрабабке современной фени) говорили купцы-коробейники – они же – офени. Во времена Киевской Руси не было ни полицейских, ни милиционеров, ни налоговых инспекторов, но зашифровывать свою речь нужно было тоже уметь – покупателям вовсе не обязательно знать, о чем говорят торговцы.

Так «офеня» постепенно трансформировалась в «феню» (криминальный арго), который пополнил современную молодежную лексику такими словами, как «фраер», «блатной» и многими другими.

Но вернемся к нашим баранам – то есть к лондонскому сленгу. Его придумали около ста лет назад лондонские воры и другие законоНЕпослушные элементы – с тем, чтобы копы (они же фараоны, то бишь – полицейские) не уразумели, о чем идет речь. Слово «сockney» означает «лондонец из низов, уроженец Ист-Энда» (самого пролетаризированно-криминализированного квартала Лондона). От всех других сленгов сockney отличается своей фонетической организованностью – слова зашифровываются с помощью аналогично звучащих слов и фраз, причем последнее слово непременно должно рифмоваться с зашифровываемым.

Изначально фразы на сockney употреблялись целиком, но со временем вторая часть многих выражений вышла из употребления. Например, «butcher’s hook» (крюк мясника) означало слово «look» (смотреть). Слово «hook» как-то перестало употребляться в этой фразе, остался только «butcher’s» – мясник. Так что не удивляйтесь, если где-нибудь в Лондоне вместо «let’s have a look on it» вам скажут: «let’s have a butcher’s on it» или «to tell porkies» вместо «to tell lies» (врать). Происхождение выражения «to tell porkies» тоже восходит своими корнями к лондонскому сockney: «pork pies» (пироги со свининой) рифмуется с «lies». Пироги «съели», осталась только свинина.

Приведу еще несколько примеров.

«Loaf of bread» (палка хлеба, т.е. батон) значит «head» (голова). Соответственно, «use your loaf» значит «подумай».

«Troubles and strive» (проблемы и страдания) значит «wife» (жена). Вот так-то досталось нам с вами, дорогие женщины, от жителей восточного Лондона.

«Half-inched» (в половину дюйма) значит «pinched» (украденный). Слово «pinched» тоже, кстати, является не совсем литературным.

«Tea-leaf» (чайный лист) – thiev (т.е. вор). Почему вора именуют чайным листом объяснить, наверное, не сможет даже тот, кто придумал это выражение. То же самое и по отношению к «boat race» (гонки на лодках) в значении face (лицо), и по отношению к «rabbit and pork» в значении «talk».

«Plates of meat» (тарелки мяса) – feet (ступни). Это еще более-менее понятно.

«Dog and bone» значит «telephone». Тут все предельно ясно: телефонная трубка напоминает по форме кость, а говорящий (иногда) – собаку.

«Brahms and Liszt» (Брамс и Лист) означает «pissed» (пьяный). На этом можно остановиться поподробнее. Как и в русском, в английском языке существует великое множество синонимов к слову «пьяный». Но, в отличие от великого и могучего, на языке Шекспира и Байрона существует также множество градаций степени опьянения, а в русском этот богатый синонимический ряд адресован в основном высшей степени опьянения: в стельку, в дупель, в зюзю, в доску пьяный и т.д. Английский язык более гибок в этом плане, им можно выразить различные степени опьянения. Например (по возрастающей): sober (трезвый), faded, tipsy, drunk, baked, sloshed, wasted, plastered, pissed drunk (высшая степень).

Так вот, да простят меня великие композиторы, их имена на сockney обозначают эту самую высшую степень опьянения, когда человек, извините, уже не может контролировать свои естественные потребности.

Похожие записи

Добавить комментарий