Песни одинокого влюбленного

 


Ричард Эшкрофт/Richard Ashcroft
“Alone With Everybody”
Hut
2000

Оценка – 3,5 из 5

Гостиничный номер. Заросший кудрями в стиле 70-х худощавый чувак в джинсах пожирает вчерашний сэндвич. В магнитофоне орет убойный хит со скрипками и оркестром. Чувак начинает нервничать, вырубает звук, прислушивается, идет в сортир, расстегивает ширинку, музыка включается и т.д. Финал – белый квадрат ванной, висящий в мрачной пустоте небытия, и силуэт полуобнаженного героя в профиль. Все это мы видели по десять раз на дню и в конце концов заучили бессмысленный порядок сцен наизусть. Еще бы, чувак – экс-фронтмэн The Verve и соло-дебютант Ричард Эшкрофт, хит – первый сингл с его сольника (“A Song For The Lovers”), а черный квадрат нарисовал мистификатор и любитель многозначительных пауз Джейк Скотт.



 

Хитовая мощь сингла оказалась настолько фантастичной, что альбом в целом не может не казаться разочарованием, ибо, само собой, ни одна из десяти следующих за ним песен не дотягивает до заоблачного уровня “A Song For The Lovers”. Это абсолютно обычная ситуация на рынке поп-альбомов, да и вообще “Alone With Everybody” – типичный сольник покинувшего (великую британскую) группу музыканта, построенный по следующему сценарию: пара массивных хитов плюс десяток ориентированных на классические поп-образцы (преимущественно 60-70-х гг.) песен, проникнутых абстрактным романтизмом и, мягко говоря, не перегруженных изысками аранжировки (то, что англичане называют “filler” – наполнитель).

 

В качестве примера идентично выстроенных альбомов можно припомнить два сольника экс-гитариста Suede Бернарда Батлера, бывшего, кстати, в течение ровно одной недели участником The Verve (“People Move On”, 98 и “Friends And Lovers”, 2000 – единство тематики также налицо). Однако не секрет, что наиболее выдающиеся британские поп-группы последних двух десятилетий достигали истинного величия только при наличии антагонистической связки двух равновеликих индивидуальностей – вокалиста и гитариста. За примерами далеко ходить не надо: Моррисси и Марр ( The Smiths ), братья Гэллахеры, Олбарн и Коксон (Blur), Брэдфилд и Уайр ( Manics), Андерсон и тот же Батлер ( Suede) и, конечно, Эшкрофт и Ник МакКейб – творческое ядро The Verve.

Лишенный необходимого противовеса и вырвавшийся на волю талант, как правило, действительно оказывается alone with everybody. В каком-то смысле это относится и к дебюту Эшкрофта. Чисто музыкально альбом являет собой достаточно забавный жанровый парадокс: мелодии в духе кантри в “расслабленной” джазовой аранжировке, спетые в фирменном “northern soul”-стиле Эшкрофта. Все песни длятся в районе пяти минут и, учитывая склонность певца к бесконечным повторениям заглавной строчки, производят интересный эффект поп-психоделической и одновременно минималистической пластинки, проигрываемой на сломанном музыкальном автомате.

Не обошлось, как опять же почти во всех современных сольных дебютах, без ироничных забреданий на чужие территории: в “Crazy World” Эшкрофт очень напоминает Боно из U2, а в “Slow Was My Heart” косит по полной под Боба Дилана. Ничего удивительного в том, что эти песни наряду со вторым хитом “Money To Burn” (кантри-двойник “A Song For The Lovers”) запоминаются лучше остальных – именно благодаря ненавязчивой ориентации на знатных предшественников.

Трудно быть “одним за всех”, особенно в первый раз. Впрочем, Эшкрофт, судя по всему, всегда тяготел к одиночеству – его совместный трэк с коллекционерами талантов U.N.K.L.E. назывался, если помните, “Lonely Soul”. Причем одиночество это здоровое, творческое – Эшкрофт счастливо женат, и общий позитивный настрой альбома реально объясним наличием постоянного адресата лирики – жены Кейт Рэдли. Ну а более располагающего к сочинительству душевного состояния, чем “одиночество влюбленного”, трудно себе представить, что Эшкрофт, несмотря ни на что, и доказывает своим более чем достойным дебютом.


Слушать в тему:
– Bernard Butler, “Friends And Lovers”, 2000
– Oasis, “Standing On The Shoulder Of Giants”, 2000
– Ian Brown, “Golden Greats”, 2000