Экскурсии по Московскому Кремлю

Московский Кремль – это главный историко-культурный памятник не только столицы, но и всей страны. Именно здесь, в красивейшем здании из красного камня на Боровицком холме, располагается официальная резиденция президента Российской Федерации. Read more

Перевод кинофильмов

УТРАЧЕНО ПРИ ПЕРЕВОДЕ

perevod filmovОбозревали кино- и видеорынка считают, что одной из основных причин, по которым Голливуд предпочитают снимать фантастику, боевики и фильмы ужасов, является все большая ориентация американской кинопромышленности на иностранные рынки. Ведь головокружительные трюки в исполнении Джеки Чана, сцены нападения на очередную жертву какого-нибудь монстра или полыхающий огнем автомат в руках Брюса Уиллиса не нуждаются в словесном сопровождении и, соответственно, переводе. Хуже приходится комедиям и драмам, где текст так же или более важен, как и действие.

Read more

Тест на знание этикета

Этикет: правил хороших – тtest etiketонна

 

Нам повезло жить в эпоху освобождения от предрассудков. Люди все меньше стремятся соответствовать навязанной моде я теперь модно быть самим собой. Все меньше условностей сковывает нас в повседневной жизни: костюмы и галстуки уступают место джинсам и футболкам, имена-отчества просто именам, а за пивом едет не младший по статусу, а тот, у кого быстрее машина. Однако кое-какие церемонии и ритуалы все еще приняты в обществе, в особенности, когда речь идет об отношениях с дамами. И тем, кто хочет произвести впечатление галантного кавалера, а не голодного кавалериста, стоит разобраться в правилах игры в этикет. Хочешь оценить свою куртуазность? Пройди наш тест.
Проверь, знаешь ли ты основные правила этикета. Read more

vozrast rekordy

Старички-бодрячки и старушки-веселушки

КОСМОНАВТ. Американский сенатор (в прошлом авиатор) Джон Гленн отправился в космос в октябре 98-го года в возрасте 77 лет.
ЛЕТЧИК. Кларенс Корниш из США совершил свой последний полет на самолете за 18 дней до смерти — он умер 4 декабря 1995 года в 97 лет. Read more

Колыбель Голема

djim kerriДжим Кэрри – блистательный актер с амплуа профессионального идиота. Ему повезло: в новом фильме он смог сыграть дважды идиота. Герой Кэрри – полицейский, страдающий раздвоением личности. Иногда он трус, тюфяк, мямля и недотепа; иногда – мачо из ковбойского фильма, приставала, грубиян и хулиган. Read more

Музыка второй ночи

 


Coil
“Musick To Play In The Dark, vol.2”
Chalice
2000

Оценка – 5 из 5

Музыка, от которой ворочаются кишки в животе (Клайв Баркер).
Музыка для исполнения во мраке. Лунная музыка. Звуковой терроризм. Смертельное диско. Тысячи огней в затемненной комнате. Как ни называй музыку, уже 17 лет производимую уникальным плотским, спиритуальным, мистическим и т.д. союзом двух людей – Джона Бэлэнса и Питера Кристоферсона, каждый, кто хоть однажды настроился на музыкальную волну Coil, будет ловить очередные сеансы ее непрекращающейся трансляции с волнением и дрожью преданного неофита. Далее следует приблизительное описание последнего по времени сеанса.



 

Последние три года Coil переживает радостный период бурной творческой активности, выпуская по нескольку полноценных релизов в год. Нечего удивляться – Бэлэнс вроде бы наконец-то превратился из одержимого алконавта обратно в не менее одержимого психонавта, каковым в начале 90-х его и взял в оборот зеленый демон. Кстати, в ознаменование факта сего избавления от гибельной для реального творчества привычки в 1998-м был издан альбом “Foxtrot”. Дальше – пошло-поехало: четыре великолепных “сезонных” сингла (равноденствия-солнцестояния), суперминималистические “Time Machines”, сумрачная “Astral Disaster”, утробные “Queens Of The Circulating Library” и, разумется, два “тома” “Musick To Play In The Dark”.

Что и говорить, именно эти два альбома, которые, естественно, воспринимаются как огромное единое целое, ценители Coil ждали почти десять лет, с выхода их последнего грандиозного опуса “Love’s Secret Domain” (1991).
Не секрет, что при всей внушительности дискографии Coil собственно “лонгплеев”, то есть альбомов, задуманных и концептуально реализованных в виде “большого LP”, у них вышло совсем немного. Это, естественно, гениальные “Scatology” (1984) и “Horse Rotorvator” (1987), уже упоминавшиеся “Astral Disaster” (больше, однако, напоминающий диспропорционально раздутый макси-сингл) и “Time Machines” (тональная абстракция в четырех частях, далекая от любой хоть сколько-нибудь традиционной формы LP) да два почти целиком инструментальных (и максимально экспериментальных) диска, выпущенных подряд в 1995 и 1996 годах под именами, обозначающими более радикальные альтер-эго группы: “Worship The Glitch” (под алиасом ElpH) и “Thousand Lights In a Darkened Room” (как Black Light District).

 

Таким образом, обе части “Музыки” стали сногсшибательным ответом Coil на молитвы поклонников о “великом” альбоме, в котором убийственные по энергетическому и интеллектуальному воздействию песни чередовались бы со срывающими крышу “психотропными” инструменталами. Все это имеется в блистательном наличии на обеих пластинках с “темной музыкой”, появившихся с почти годичным интервалом; причем по сравнению с яростным напором первых трех лонгплеев здесь мы имеем дело с повзрослевшими, умиротворенными и явно склонными к поэтическому философствованию музыкантами. После прослушивания этих альбомов ощущаешь необычное послевкусие – как от хорошей и умной книги, посему традиционное обозначение “volume” (том) здесь вполне можно трактовать в буквальном смысле.

“Musick-1” состоял из шести треков примерно по 10 минут каждый. “Musick-2” почти зеркально отражает структуру своего предшественника. Мало того, отдельные песни с двух дисков как бы рифмуются между собой. Например, открывающий “том второй” трек “Something”, в котором Бэлэнс бесконечно повторяет вынесенное в заглавие слово на фоне завываний ледяных ветров, повторяет структуру “дрожащего” первого трека с “Musick-1” “Are You Shivering?”.

Второй трек “Tiny Golden Books” в основном состоит из “капельных” синтезаторных пассажей – фирменного знака одного из нынешних соратников Джона и Питера, музыканта по имени Thighpaulsandra. Второй трек с первой “Музыки” – “Red Birds…” – также был, в основном, детищем этого парня с труднопроизносимым именем.

Трек N 3 – “Ether” с въедливым вокалом Кристоферсона не может не напомнить величественное “Broccoli” с первого альбома (занятный переход от воспевания капусты к более привычным галлюцинаторным откровениям, завершающимся фразой: “чтобы отключить мозг…”, произнесенной 23 раза. Эта цифра, структурирующая многие треки Coil, является сакральной в духовном сообществе Thee Temple Ov Psychick Youth, основанном Питером вместе с бывшим коллегой по Throbbing Gristle и Psychic TV Дженезисом Пи-Орриджем).

 

Кончается альбом потрясающе. Сперва следует минутная “феминная” интермедия от давней соратницы Coil Роуз МакДауэлл (“An Emergency”). Следующий трек – “Where Are You?” – начинается с еле слышных минималистических ритмизированных шумов в духе Panasonic. Затем музыкальная ткань наращивается, как мясо и мышцы, на первоначальный ритмический скелет, а Бэлэнс выдает медитативный нарратив – квинтэссенцию духовных исканий Coil в попытках ответить на терзающий вопрос: “Где ты?”. Вопрос сей может быть обращен к некоему покинувшему автора любовнику, и тогда текст приобретает интонацию шекспировских сонетов (звуковой фон для которых Coil в свое время сотворили в саундтреке к “Angelic Conversation” Дерека Джармэна), или к вечно ускользающему Божеству, настойчивым поиском которого, собственно, и является творчество музыкантов. Эта трактовка кажется более соответствующей духу песни, по ходу которой Бэлэнс весьма оригинально цитирует “20th Century Boy” Марка Болана: “Oh, little ghost boy/Let me be your human toy”.

Последняя песня -“Batwings (Limnal Hymn)” – вообще нечто невообразимое. Обычное для нынешнего Бэлэнса невозмутимое повествование о различных свойствах темной стороны бытия (“Крылья летучей мыши открываются и закрываются/Чтобы сохранить тьму заключенной внутри и т.п.) внезапно взрывается двухголосием мужского и женского вокала, поющих нечто околорелигиозное и, кажется, на латыни. Достойная “рифма” на финальный шедевр “первого тома” – песню “A Dreamer Is Still Asleep”.

К концу года Джон и Питер обещают наконец выпустить долгожданный альбом, основная часть материала к которому была записана четыре года назад в Нью-Орлеане под патронажем босса Nine Inch Nails Трента Резнора. Альбом выйдет на лейбле Резнора nothing и будет называться “Backwards”. Экспансия великих лонгплеев Coil, похоже, продолжается, а великолепной музыки для ночного существования, к нашей радости, становится все больше и больше.


Слушать в тему:
– Einsturzende Neubauten, “Silence Is Sexy”, 2000
– Material, “Seven Souls”, 89 (с ремиксами – 97)
– Jah Wobble, “Take Me To God”, 94

***
Ссылки по теме:
Страничка Coil на русском, ссылка на которую есть на авторизованном сайте
Авторизованный сайт – кладезь любой информации о группе

Песни одинокого влюбленного

 


Ричард Эшкрофт/Richard Ashcroft
“Alone With Everybody”
Hut
2000

Оценка – 3,5 из 5

Гостиничный номер. Заросший кудрями в стиле 70-х худощавый чувак в джинсах пожирает вчерашний сэндвич. В магнитофоне орет убойный хит со скрипками и оркестром. Чувак начинает нервничать, вырубает звук, прислушивается, идет в сортир, расстегивает ширинку, музыка включается и т.д. Финал – белый квадрат ванной, висящий в мрачной пустоте небытия, и силуэт полуобнаженного героя в профиль. Все это мы видели по десять раз на дню и в конце концов заучили бессмысленный порядок сцен наизусть. Еще бы, чувак – экс-фронтмэн The Verve и соло-дебютант Ричард Эшкрофт, хит – первый сингл с его сольника (“A Song For The Lovers”), а черный квадрат нарисовал мистификатор и любитель многозначительных пауз Джейк Скотт.



 

Хитовая мощь сингла оказалась настолько фантастичной, что альбом в целом не может не казаться разочарованием, ибо, само собой, ни одна из десяти следующих за ним песен не дотягивает до заоблачного уровня “A Song For The Lovers”. Это абсолютно обычная ситуация на рынке поп-альбомов, да и вообще “Alone With Everybody” – типичный сольник покинувшего (великую британскую) группу музыканта, построенный по следующему сценарию: пара массивных хитов плюс десяток ориентированных на классические поп-образцы (преимущественно 60-70-х гг.) песен, проникнутых абстрактным романтизмом и, мягко говоря, не перегруженных изысками аранжировки (то, что англичане называют “filler” – наполнитель).

 

В качестве примера идентично выстроенных альбомов можно припомнить два сольника экс-гитариста Suede Бернарда Батлера, бывшего, кстати, в течение ровно одной недели участником The Verve (“People Move On”, 98 и “Friends And Lovers”, 2000 – единство тематики также налицо). Однако не секрет, что наиболее выдающиеся британские поп-группы последних двух десятилетий достигали истинного величия только при наличии антагонистической связки двух равновеликих индивидуальностей – вокалиста и гитариста. За примерами далеко ходить не надо: Моррисси и Марр ( The Smiths ), братья Гэллахеры, Олбарн и Коксон (Blur), Брэдфилд и Уайр ( Manics), Андерсон и тот же Батлер ( Suede) и, конечно, Эшкрофт и Ник МакКейб – творческое ядро The Verve.

Лишенный необходимого противовеса и вырвавшийся на волю талант, как правило, действительно оказывается alone with everybody. В каком-то смысле это относится и к дебюту Эшкрофта. Чисто музыкально альбом являет собой достаточно забавный жанровый парадокс: мелодии в духе кантри в “расслабленной” джазовой аранжировке, спетые в фирменном “northern soul”-стиле Эшкрофта. Все песни длятся в районе пяти минут и, учитывая склонность певца к бесконечным повторениям заглавной строчки, производят интересный эффект поп-психоделической и одновременно минималистической пластинки, проигрываемой на сломанном музыкальном автомате.

Не обошлось, как опять же почти во всех современных сольных дебютах, без ироничных забреданий на чужие территории: в “Crazy World” Эшкрофт очень напоминает Боно из U2, а в “Slow Was My Heart” косит по полной под Боба Дилана. Ничего удивительного в том, что эти песни наряду со вторым хитом “Money To Burn” (кантри-двойник “A Song For The Lovers”) запоминаются лучше остальных – именно благодаря ненавязчивой ориентации на знатных предшественников.

Трудно быть “одним за всех”, особенно в первый раз. Впрочем, Эшкрофт, судя по всему, всегда тяготел к одиночеству – его совместный трэк с коллекционерами талантов U.N.K.L.E. назывался, если помните, “Lonely Soul”. Причем одиночество это здоровое, творческое – Эшкрофт счастливо женат, и общий позитивный настрой альбома реально объясним наличием постоянного адресата лирики – жены Кейт Рэдли. Ну а более располагающего к сочинительству душевного состояния, чем “одиночество влюбленного”, трудно себе представить, что Эшкрофт, несмотря ни на что, и доказывает своим более чем достойным дебютом.


Слушать в тему:
– Bernard Butler, “Friends And Lovers”, 2000
– Oasis, “Standing On The Shoulder Of Giants”, 2000
– Ian Brown, “Golden Greats”, 2000

12 дюймов конфронтации

 


Black Star Liner
“Twelve Inch Confrontation Mix”
Echo Beach
2000

Оценка: 4,5 из 5

В сороковые годы ХХ века некая судоходная компания осуществляла бесплатную репатриацию всех желающих вернуться на историческую родину афроамериканцев. Называлась она “Black Star Liner”. Пятьдесят лет спустя группа разнорасых людей из Британии устроила настоящий музыкально-плавильный котел и назвалась полузабытым именем этой компании. Капитаном команды стал Шок Хосейн, сын эмигрировавшего из Тринидада индуса и британки кавказского происхождения.

После исключения из школы в возрасте 16 лет Шок пошел на курсы медсестер, где был чуть ли не единственным лицом мужского пола среди 350 соучениц. После поступил в RADA – престижную школу актерского искусства в Лондоне, но учиться не пошел, а стал работать в магазине пластинок, где и провел 20 лет, параллельно поигрывая в разных группах. В начале 90-х годов организовал Black Star Liner и наделал много шуму в музыкальной прессе Британии уже в 1994-м, выпустив EP “Smoke The Prophets”.



Начиная с 1994 года, Black Star Liner выдавали по нескольку малотиражных синглов и ЕР в год. Их первый полновесный альбом назывался “Yemen Cutta Connection” и вышел в 1996-м, второй – “Bengali Bantam Youth Experience” – прогремел еще громче уже в прошлом году. Тогда к Хосейну критики прочно приклеили ярлык “азиатской группы” и поставили их на одну полку с Asian Dub Foundation, Талвином Сингхом, Zion Train, Banco de Gaia и пр.

Благодаря растущей популярности индо-пакистанской музыки, даба и всего, что похоже на музыку Black Star Liner, последние решили выпустить в массы некий ликбез-продукт, “объяснительный” материал в формате CD.

Этот CD вышел не на привычном для группы лейбле WEA, а на новоиспеченном Echo Beat под названием “Twelve Inch Confrontation Mix” и представляет собой сборник, составленный из материала, выходившего на WEA с 1994 года в виде ЕР. Всего 13 песен: по три песни с трех ранних ЕР (в том числе и с вышеупомянутого первого релиза) и четыре с последнего – “Halaal Rock EP”.

“Twelve Inch Confrontation Mix” – это почти 67 минут бесконечного индо-драйва, перкуссий, ситаров, напевов, дабового баса, эха и потусторонности в скорости ап- и мид-темпо. Без остановок и пауз, по-азиатски ярко и пряно. Феерия звука и инструментов. Стилей – миллион, и все в сплаве. Хотите эмбиент-даб, трип-хоп, фанки-брейкс и драм-энд-бейс в одном флаконе? Такие флаконы есть у Black Star Liner. Под их музыку можно долго делать то, что без музыки в принципе делать нельзя и минуты, например, смотреть на плывущий пупок танцовщицы живота, танцевать самому или писать эту рецензию.


NB: В записи поучаствовали два легендарных британца: лондонский андеграундный индус, мастер таблы и кудесник драм’н’бэйса Талвин Сингх (соавтор двух трэков) и создатель Soft Cell и The Grid, наперсник Гэвина Фрайдэя и Дженезиса Пи-Орриджа Дэйв Болл (ремиксинг)

Вера, храбрость и бритая голова

 

Шинейд О’Коннор/Sinead O’Connor
“Faith And Courage”
Atlantic
2000

Оценка – 2,5 из 5

Когда-то Шинейд О’Коннор брила башку наголо, рвала портреты Папы Римского и записывала убийственные рэпаки на тему ирландской голодухи с припевом из битловской “Eleanor Rigby”, которые продюсировал крутой электронщик Тим Сайменон. Сейчас она отрастила бобрик, заделалась лесбиянкой и записала альбом “зрелой поп-музыки” с голливудским названием “Вера и храбрость” и под мудрым саунд-руководством идеолога Eurythmics Дейва Стюарта.



 

Однако оказалось, что хорошо для Энни Леннокс, то полный творческий пролет для Шинейд. Целлулоидный имидж “поп-дивы для взрослых” сковывает все ее существо подобно смирительной рубашке. Шинейд вообще звучит гораздо более естественно в радикальном звуковом дизайне, который бы соответствовал неуспокоенности ее строптивого “я” (уместно вспомнить сотрудничество с Bomb The Bass, Джа Уобблом, играющим и на этом альбоме, или Afro Celt Sound System).

Забавно, что при всей мощи собственной индивидуальности, у Шинейд всегда были проблемы с сольными альбомами, где в центре внимания оказывается она сама. Именно редкость и непостоянство сольных высказываний каждый раз заставляет певицу “переигрывать” на своих альбомах и таким образом представать не в лучшем виде. Ведь не секрет, что лучшие моменты Шинейд, как правило, случаются в деликатных дуэтах с близкими по духу собратьями, в роли “феминной” половинки которых она реализуется идеально (дуэты с Гэбриэлом, Боно или Шейном МакГоуэном).

 

На “Faith & Courage” срабатывает все та же странная ситуация обостренного переживания “рампы” и пугающего одиночества перед толпой. Отсюда нелепый пафос как элементарная психологическая маскировка: “У меня внутри – целая вселенная” (“Healing Room”); “Я – ирландка, англичанка, мусульманка, еврейка, я девочка, я мальчик” и т. д. (“What Doesn’t Belong To Me”); “Хочу трахнуть всех мужиков” (об ошибках молодости в “Daddy I’m Fine”) и т. п.

Все эти малопоэтичные заявления облечены в неприхотливую музыкальную ткань, свойственную типовому adult pop-альбому: к разработкам Стюарта безо всякой фантазии добавлены легкие брейкбитовые подклады от Эдриена Шервуда и рэгги-джинглы босса Fugees Уайклефа Джина.

В этом нехитром обрамлении Шинейд и распевает 13 песен любовно-спиритуального содержания разной степени незапоминаемости. Есть, конечно, и радостные моменты: захватывающие дух тремоло в “Jealous” и Морриконе-образная мелодия “The Lamb’s Book of Life” с зовущим вдаль горном и галлопирующей перкуссией.

Что касается нежно лелеемой ирландской самобытности певицы, то она оказалась надежно похороненной под тривиальным арсеналом продюсерских “специй”, вываленных Стюартом: гитарными соло третьей свежести (“No Man’s Women”), гаммами на рояле (“Dancing Lessons”), неизбежной испанской гитарой (“Till I Whisper U Something”), псевдо-трип-хоповыми барабанами (везде) и т .п. – так что ирландские скрипки и дудки выглядят просто столь же неоригинальными элементами этого арсенала.

Заканчивается альбом “рэггифицированной” версией православной (!) молитвы “Kyrie Eleison” (кстати, альбом посвящен Rastafari people и отцу певицы, которых она благодарит за одно и то же – веру, храбрость и вдохновение).

В общем, как это ни печально и несмотря на всю мою любовь к Шинейд, я бы перефразировал название альбома так: вера неизвестно во что и храбрость, не нужная никому.


Слушать в тему:
– Jah Wobble, “Rising Above Bedlam”, 91
– Eurythmics, “Peace”, 99
– Fugees, “The Score”, 96

Радуйся, Шинейд: пара израильских лесбиянок законно признаны родителями

***
Ссылки по теме:
Где сейчас Шинейд О’Коннор – страничка с вариантом ответа на этот животрепещущий вопрос
Страничка Шинейд О’Коннор – все необходимое на русском
Universal Mother – A Tribute To Sinead O’Connor – не менее важное на английском

14 чашек кофе за 74 минуты

 


Various Artists
“Om Lounge, Vol. 3”
Om Records
2000

Оценка: 4 из 5

Со времени возникновения концепции “музыка для кофеен” прошло не так уж мало времени, но популярность последней от этого не страдает. В 1998-ом заокеанский лейбл Om Records открыл музкофейню “Om Lounge” – аналог европейского “Cafe Del Mar” диджея с Ибицы Oсе Падильи. С тех пор ежегодно выходит по сборнику самой кофеинистой (по мнению хозяев заведения) музыки мидтемповой спелости. Нынешний сбор уже третий.

Хотя некоторые сорта еще немного горчат, в целом на Om-плантациях в этом году кофе уродился лучше прежних. Из четырнадцати отобранных для треков 5 – самосадные, выращенные Om Records в Сан-Франциско, остальные 9 – импортированные с других (преимущественно европейских) лейблов, среди которых есть и признанные бленды: Fila Brazillia, Herbert, Кевин Йост. В 2000-ом в “Om Lounge” варят чуть ли не лучший кофе-мид-темпо из имеющихся на западном побережье США.



 

Нынешний ассортимент полностью отличается от прошлогоднего. Такова традиция, и исключения редки. В США другие вкусы, и несколько другое отношение к терпкому электронному напитку, чем в Европе. Опасаясь, что посетители набьют себе оскомину, хозяева “Om Lounge” Крис Смит и Кристиан Рутледж из сезона в сезон стараются их удивить чем-нибудь новеньким. Требования к вкусу тоже отличаются от европейских. Если на Ибице в “Cafe Del Mar” Падилья зачастую позволяет себе продавать сорта попроще, разбавлять кофе своим диджейством или класть лишние куски рафинада в чашки, то в “Om Lounge” публика более серьезная и ответственная. Вкус – непременно округлый и терпкий, с легкой кислинкой и миндальными нотами. Лишний кусок сахара лежит только в чашке с “Tenderly” от Soulstice. На гурмана.

 

Еще один трек (“Love Music” от East West Connection) пресноват. Во всех других случаях и сахар, и сливки в норме. А в некоторых и вовсе обходится без них; “Mackzen and Relaxin” от Pimp Rekker, “The Last Beat” от Herbert‘а, “La Sangre” от J Boogie’s Dubtronic Science – стопроцентный бодрящий лаунж-драм-энд-бейс с вокалом.

В общем, заходите. За 74 минуты, проведенные в кафе “Om Lounge”, уровень кофеина у вас в крови гарантированно поднимется. Если никуда не торопиться и пить как следует.

1 2 3 4