12 дюймов конфронтации

 


Black Star Liner
“Twelve Inch Confrontation Mix”
Echo Beach
2000

Оценка: 4,5 из 5

В сороковые годы ХХ века некая судоходная компания осуществляла бесплатную репатриацию всех желающих вернуться на историческую родину афроамериканцев. Называлась она “Black Star Liner”. Пятьдесят лет спустя группа разнорасых людей из Британии устроила настоящий музыкально-плавильный котел и назвалась полузабытым именем этой компании. Капитаном команды стал Шок Хосейн, сын эмигрировавшего из Тринидада индуса и британки кавказского происхождения.

После исключения из школы в возрасте 16 лет Шок пошел на курсы медсестер, где был чуть ли не единственным лицом мужского пола среди 350 соучениц. После поступил в RADA – престижную школу актерского искусства в Лондоне, но учиться не пошел, а стал работать в магазине пластинок, где и провел 20 лет, параллельно поигрывая в разных группах. В начале 90-х годов организовал Black Star Liner и наделал много шуму в музыкальной прессе Британии уже в 1994-м, выпустив EP “Smoke The Prophets”.



Начиная с 1994 года, Black Star Liner выдавали по нескольку малотиражных синглов и ЕР в год. Их первый полновесный альбом назывался “Yemen Cutta Connection” и вышел в 1996-м, второй – “Bengali Bantam Youth Experience” – прогремел еще громче уже в прошлом году. Тогда к Хосейну критики прочно приклеили ярлык “азиатской группы” и поставили их на одну полку с Asian Dub Foundation, Талвином Сингхом, Zion Train, Banco de Gaia и пр.

Благодаря растущей популярности индо-пакистанской музыки, даба и всего, что похоже на музыку Black Star Liner, последние решили выпустить в массы некий ликбез-продукт, “объяснительный” материал в формате CD.

Этот CD вышел не на привычном для группы лейбле WEA, а на новоиспеченном Echo Beat под названием “Twelve Inch Confrontation Mix” и представляет собой сборник, составленный из материала, выходившего на WEA с 1994 года в виде ЕР. Всего 13 песен: по три песни с трех ранних ЕР (в том числе и с вышеупомянутого первого релиза) и четыре с последнего – “Halaal Rock EP”.

“Twelve Inch Confrontation Mix” – это почти 67 минут бесконечного индо-драйва, перкуссий, ситаров, напевов, дабового баса, эха и потусторонности в скорости ап- и мид-темпо. Без остановок и пауз, по-азиатски ярко и пряно. Феерия звука и инструментов. Стилей – миллион, и все в сплаве. Хотите эмбиент-даб, трип-хоп, фанки-брейкс и драм-энд-бейс в одном флаконе? Такие флаконы есть у Black Star Liner. Под их музыку можно долго делать то, что без музыки в принципе делать нельзя и минуты, например, смотреть на плывущий пупок танцовщицы живота, танцевать самому или писать эту рецензию.


NB: В записи поучаствовали два легендарных британца: лондонский андеграундный индус, мастер таблы и кудесник драм’н’бэйса Талвин Сингх (соавтор двух трэков) и создатель Soft Cell и The Grid, наперсник Гэвина Фрайдэя и Дженезиса Пи-Орриджа Дэйв Болл (ремиксинг)

Легкие сны vs. тяжелый бред

 


Нож для Frau Muller
“Мечты – третий сорт”
Легкие Records
2000

Оценка – 5 из 5

Один из самых интеллигентных российских продюсеров (а также участник группы “Мегаполис”) Олег Нестеров велел жить легко и основал несколько месяцев назад лейбл “Легкие” (как подлейбл “Снегирей”). На нем вышли два первых доступных широким массам русских альбома, выполненных в стилистике easy listening.
И оба плавно вписались в картину жизни неотпускных москвичей. Этим малосолнечным и дождливым летом в опустевшей столице немногие оставшиеся питают скуку и хандру “Любовью и бедностью” московской пары Весна на улице Карла Юхана, а поднимают настроение альбомом “Мечты – третий сорт” дуэта Нож для фрау Мюллер. Два полюса настроения – два альбома. Больше в такую погоду и не нужно.



Весна на улице Карла Юхана
“Любовь и бедность”
Легкие Records
2000

Оценка – 2 из 5

 

Исполнители
Здесь наблюдаются некоторые биографические и номинальные сходства:
1. Оба творческих коллектива – дуэты. “НДФМ” – это два Олега: Гитаркин (единственный оставшийся из первоначального состава “Ножей”, созданных еще в 1991 году) и Костров (известный электронщик, играл еще в Фантоме и Биоконструкторе). “Весна…” – Вова и Ира, московский проект популярного типа “мальчик + девочка”.

2. Обе группы начинали как шумные гитарные квартеты: играли громкую музыку “не для всех”. “Ножи” играли пародийный панк и индастриал, а “Весна на улице Карла Юхана”, подверженные влиянию Sonic Youth, играли нойз. Потом из обеих групп довольно скоро ушли некоторые музыканты, а оставшиеся перешли на электронику: Гитаркин с Костровым освоили техно, брейкбит и джангл, а “Карлы Юханы” – депрессивный эмбиент.

3. Теперь оба коллектива играют легкую музыку.
4. Оба названия отдают немецким шармом (что, видно, понравилось германофилу Нестерову).

На этом сходства заканчиваются. Если судить строго, в музыкальном плане наблюдаются одни различия.

 

Музыка
“Ножи” в своей музыке легки, непринужденны, со здоровой ноткой безумия и самоиронии, отчетливо слышимой в любой из 15 композиций альбома – по всем критериям здорового и оптимистичного. Саундклипы и сэмплы из трэш-кинофильмов, радиопостановок и т.п. 40-50-летней давности замешаны в многослойный музыкальный пирог, сладкий и воздушный. Два Олега – кулинары хоть куда. На современные электронные ритмы положены коротенькие партии труб, “дуделок”, старых электрогитар и всех тех инструментов, что можно услышать у Мартина Денни, Ventures или Нино Рота. Легкость и человечность, короче.



 

Устать от музыки “НДФМ” очень сложно, так же, как, например, устать улыбаться или вообще хорошо себя чувствовать. Атмосфера альбома – веселье с легким прищуром из окна фаллоподобного полуигрушечного автомобильчика с обложки (тоже, кстати, творение Гитаркина).
Гитаркин/Костров записали “Мечты – третий сорт” (а это уже четвертый альбом в их дискографии) полностью в 2000 году, быстро, без ненужных обсасываний и напрасных потуг. Поэтому и вышло здорово – легкую музыку пишут легко.

А музыканты “Весны…”, наверное, придерживались противоположной концепции. Работу над “Любовью и бедностью” они начали еще в 1996 году. И мучились с ним еще года два, не меньше. Вымучили, наконец. И наверное, поэтому слушать их творение крайне тяжело (что, однако, не мешает многим людям их любить).

 

Музыка на “Любви и бедности” не менее эклектичная, чем на “Третьесортных мечтах”, но при этом гораздо скучнее, очень патетичная, без малейшего намека на юмор и самоиронию, почти без колоритных сэмпловых заимствований (только вот на “Надежде” мелькнул коротенький радиопрогноз погоды). Музыка весьма плоская, малооригинальная и вторичная (как у многих “балластовых” исполнителей, таких как, например, The Mighty Bop или Bang Bang на лейбле Yellow). Пафосная до нервных покалываний в руке, невольно тянущейся нажать на “стоп”, невзирая на всю простую красоту и мелодичность.

Нарочито блеклый (и противный) голос вокалистки как нарочно тянет жилы вон и нудит, нудит, нудит свои глупые тексты. Выдерживать это нытье долго нельзя, и, наверное, поэтому “Юханы” разбавили репертуар некоторым количеством легких инструментальных номеров. Кратко музыку на “Любви и бедности” можно назвать “невыносимой легкостью нытия”.

Завершая обзор, стоит заметить, что, пожалуй, есть одно состояние организма, когда “Любовь и бедность” сколько-нибудь уместна: состояние серьезной болезни. Под такую музыку можно зрелищно метаться с высокой температурой в горячечном поту на жарких и липких больничных простынях, как раз на стадии истощения терпения, когда становится совсем невмоготу и остается только бредить. Атмосфера альбома – истощение и болезнь.

Итог
Есть смысл прислушаться к себе и решить, что ближе, чего хочется больше – нудятины или беззаботности. Другого не дано.

P.S. Символы и ассоциации
Если внимательно присмотреться к обложкам обоих дисков, можно заметить в изображении логотипа “Легких” небольшую разницу. Всего одно любопытное отличие.

На альбоме “Ножей” центральный смысловой элемент упомянутого логотипа (нечто похожее одновременно на ночную бабочку и легкие двуногого млекопитающего) – сплошь светло-красного цвета, близкого к цвету здоровых, чистых легких. А на “Любви и бедности” “юханцев” этот же непонятный мотылек-легкие сплошь черный, как легкие курильщика с большим стажем. Комментарии, в общем, излишни.

По этому поводу приходит в голову следующее.
Возможно, если бы не была столь навязчивой явная корреляция “цвет – характер музыки” в обоих случаях, данная ассоциация не возникла бы и не укрепилась в мозгу.
Но раз это произошло, то, скорее всего, неспроста. Если все действительно так, то впредь смотрите в оба и, может, вам откроется искусство определять без предварительного прослушивания, что за музыка вас ждет на альбоме. Опыт доказывает, что иногда умение не слушать может быть полезнее умения слушать.

Ностальжи

 


Високосный Год
“, который возвращается, “
Союз
2000

Оценка – 3,5 из 5

“Это мы придумали Windows, это мы объявили дефолт”, – поет вокально-инструментальный коллектив “Високосный год”; то ли пресловутый дефолт сыграл с музыкантами злую шутку, то ли – небезопасное название, но с момента радиодебюта “ВГ” до выхода в свет полноценного альбома “,который возвращается, ” минуло без малого три года. Впрочем, успешный релиз оказался датирован действительно високосным (2000) годом – вряд ли подобное входило в изначальные планы ансамбля, но получилось, действительно, занятно.

Помнится, кровавый саундтрек к фильму “Reservoir Dogs” модного в первой половине 90-х Квентина Тарантино, обещал суперсаунд 70-х в лице Джорджа Бейкера и компании. У “советских собственная гордость”, точнее, свое, незаёмное прошлое, свои мелодии и ритмы, свои семидесятые. Юноши из ближнего Подмосковья, известные как группа “Високосный год”, это славное прошлое удачно реконструировали. Моя приятельница, обливавшаяся над песнями “ВГ” светлыми слезами, заметила: “есть в них что-то от бардов, от Митяева “. Странная штука – “что-то” (и явно немалое) действительно есть, но если одного имени “Олег Митяев” достаточно, чтобы вызвать у автора рвотный рефлекс, то творчество “Високосного года”, напротив, вполне симпатично.

Редкая душевность и доверительность песен “ВГ” подталкивает к интимным излияниям, поэтому позволю себе короткое лирическое отступление. Услышаный в начале 98-го на “Радио-101” (хотя музыканты рассыпаются в благодарностях, главным образом, “Авторадио”) “Тихий огонек” поверг меня в крайнюю сентиментальность. А лето того же года автор провел в компании старинного школьного друга на Северном Кавказе. Ошалевшие от приэльбрусской свежести, минеральных вод и легкого алкоголя молодые люди услышали в горном кафе все тот же трогательный мотив “Тихого огонька” и в течение десятка последующих дней доставали торговцев музыкальных палаток требованиями найти альбом “Високосного года”. Тогда альбома, естественно, не обнаружилось – теперь у нас есть свой городской романс!

Кто бы мог подумать, что неброские гитарные переборы вкупе с почти ресторанными клавишными (или, как в треке “21-й встречный”, вполне уместным аккордеоном) и текстами, воскрешающими стройотрядную романтику, могут так западать в сердце. Стесняться здесь, право, нечего – в конце концов, даже любитель шикарных лимузинов Мурик, сочинивший модный хит уходящего лета “MF” (или “Маза Фака”), не постеснялся “проявить слабость” и предварить скромную песню посвящением “Спасибо тем, кто дарит нам самое главное – жизнь, спасибо, мама!”. Отчего же не забыть интеллектуальный снобизм в случае с сознательно “немодным” “ВГ”, тем более, что песни ансамбля из Фрязино не о маме, а о любви. Итак, нам искренне предлагают погрузиться в “эх, какое было время!”, время известное и потенциальным слушателям, и музыкантам в лучшем случае по ранним детским воспоминаниям, скорее же – по старым отечественным фильмам.

К двум известным благодаря радиоротации вещам “Тихий огонек” и “Лучшая песня о любви” автор и исполнитель песен Илья Калинников сотоварищи (друзья и сопродюсеры – клавишник Илья Сосницкий и басист Павел Серяков) добавили еще 8 оригинальных треков. В результате на самом деле Лучшей Песней О Любви оказалась пронзительная композиция “Метро”, где садятся на разные ветки московские любовники, чья “основная задача незастуканными быть на месте” – оттуда, кстати, взята и цитата про дефолт.

“Тихие истории закипают в чайнике” – про то, как “я ухожу искать весну” или “мы спешим разными дорогами на один вокзал”, а вот еще “у них у каждой теперь семья… завалиться б к ним домой – вот была бы подлость”. Тихие истории, напетые вкрадчивым обаятельным баритоном – идеальный саундтрек к существующему только в воображении коллажу из лучших кинопесен от любви. Представьте обязательно широкоформатный, непременно цветной, снятый на чуть блеклую и изрядно потертую временем “Свему” киномикс из “Ошибок юности”, “Осени” и “Ты и я”; влюбленные герои: она – красавица в веселом платьице “в цветочек” и с грустными глазами, он – неверный ветренный путешественник, бородатый и румяный, в меховой шапке набекрень, только что оттуда, где “Новый год, ты не поверишь, Новый год два раз в год”. Они встречаются украдкой в большом городе, в те времена, когда номера телефонов были несложными, любимая женщина, стуча каблучками, спешила на свидание к механику Гаврилову, а про наступление апреля нашептывала капель.

На мой вкус, только один трек альбома не слишком привлекателен – бессвязный хмельной джаз “Некий никто” с многозначительной белиберд
ой, вроде “призрачный ранний человек без лица / до смерти может испугать мертвеца” и мелодическим свистом, слившимся с иностранной тарабарщиной на втором плане. Прочие композиции может и не так хороши, как три главных хита, но тоже недурны. Во всяком случае, песня “Фонарики” с припевом “огоньки-фонарики / завтра новый день придет / может, что подарит нам / может, отберет” всяко обаятельнее, чем гнусавое воспевание сытым г-ном Макаревичем “охотников за удачей”. Парни из “ВГ” к месту вспомнили “папины песни о главном”, объяснившись в любви к минувшей эпохе слегка иронично, но обезоруживающе искренне. Оттого и засверкала причудливым узором их возвышенная речь.

Для тех циников, кому больше по душе издевательские игры с давно минувшими днями, остается “Нож для фрау Мюллер”.


Слушать в тему:
– Дубы-Колдуны, “Не повторяется такое никогда?”, 94
– Хиль и сыновья , 97.
– Нож для фрау Мюллер, “Мечты – третий сорт”, 00

***
Ссылка по теме:

  • другая, еще более экзальтированная рецензия на альбом

  • ПОЛЕЗНОЕ